Листая страницы истории

Заповеди казачества

«Слава Тебе, Господи, что мы казаки!»

Казак, говоря о себе, всегда подчёркивал: «Казаком нужно родиться! Казаком нужно стать! Казаком нужно быть! Тогда обретёшь Царствие небесное и Славу в потомках!»

Каждый казак был обязан ежедневно помнить о той миссии, которая возложена на него Господом. «В труде ли, в буднях ли, в праздниках, в войне ли, мы служим Господу через служение народу своему, России и всем людям и только так понимаем смысл своего пребывания в этой жизни».

Каждый сознающий себя казаком должен был помнить и следовать главным принципам казачьей нравственности, которые в основе своей имеют нормы христианской морали:

* Господь сотворил человека по образу и подобию Своему. Все люди равны, и нет народов больших и малых, потому никогда не гордись казачеством. Никогда не считай сына другого народа ниже или глупее себя, но будь равно добр и открыт всем – как аукнется, так и откликнется. Помни, по тебе судят о народе твоём. Будь прост, но не подобострастен, доброжелателен, но не льстив, храни достоинство, но не гордись. Помни, что каждое твоё слово – слово народа твоего, да не будет оно в осуждение его. Сказано: «Нет ни князя, ни раба, но все рабы Божии». Да не будет тебе, казаку, кумира ложного. Всем служи честно!

* Будь законопослушен, но помни – душа твоя принадлежит только Богу, и да не проникнет в неё зло человеческое. Пуще всех благ и самой жизни ставь казачью волю. Но помни: воля твоя в воле Божьей, а потому, свободно выбрав путь свой, служи верно. Помни: воля – не своеволие, лихость – не разбой, а доблесть – не жестокость. Храбрые всегда добрые, потому как они сильны!

* Не мсти. Оставляй врага своего на суд Божий, и станет он скор и справедлив! Сказано Господом: «Не отмщение, и Я воздам!». Будь свободен душою, но страсти держи в оковах, да не владеют они сердцем твоим, да не ввергнут в пучину беззакония.

* Никогда не воюй со слабейшим, но только с тем, кто сильнее тебя. Сразив врага – будь милостив. Победив его рукою крепкою, победи его милостивым и милосердным сердцем, иначе, чем остановим мы ненависть человеческую. Прощай врагам своим, не трать своей души на ненависть и зависть, и Господь продлит дни твои в мире и радости.

* Вступая в казачье общество, не поспешай, но присмотрись, поразмысли, а вступивши, служи всем сердцем, всем помышлением. Любая служба твоя да будет службой народу и Богу, ради чего ты явился в мир.

* Соблюдай правила и обычаи народа твоего. Никогда никого не поучай свысока, но объясняй и советуй и только тогда, когда у тебя совета спросят. Тогда станица – любое казачье объединение – станет домом тебе, отцом и матерью твоими.

* Никогда не заботься и не печалься о том, что будет с твоими, с семьёй, коли тебя не станет: на то Бог, Государь, справедливое начальство и добрые люди. Коли сам погибнешь, спасая другого, то славную по себе память оставишь, и Господь не покинет тебя.

Джигитовка

Владеть шашкой, пикой, прицельной стрельбой из винтовки казак учился с малых лет. При подготовке к службе, а затем и во время неё большое внимание уделялось также выработке специальных навыков верховой езды, умению управлять конём в любых ситуациях. В конце 19 века в Оренбургском казачьем войске даже были разработаны «Правила о порядке производства состязательной джигитовки на призы в станицах Оренбургского войска». Эти состязания проводились на Масленицу и в День войскового праздника 23 апреля с целью поддержать и способствовать развитию наезднического искусства.

Состязательная джигитовка состояла из двух этапов. Первый состоял из скачек через препятствия (ров, живая изгородь) с рубкой/уколами шашкой и пикой расставленных между ними чучел. На втором этапе всадники демонстрировали джигитовку, «состоящую в проделывании приёмов, показывающих смелость и ловкость всадника на коне».

Приведём несколько упражнений этой джигитовки: казак должен был на скаку поразить из винтовки чучело, стреляя вперёд или назад; поднять с земли папаху; на скаку соскочить с лошади и вскочить на неё; на карьере казак слезал с седла, пролезал под брюхом лошади и опять занимал место в седле; на скачущей лошади казак должен был встать ногами на седло и продолжать стоя управлять лошадью. На полном карьере выполнялись двойные прыжки через седло. Очень распространённым видом джигитовки был так называемый групповой. Обычно выполнялись следующие номера: два казака садились верхом на осёдланных лошадей и клали на свои плечи палку от турника. Третий казак делал на нём упражнение на полном ходу лошади. Три казака садились на осёдланных лошадей и крепко держались один за другого. На их плечи садились ещё трое, так же держась за руки. На шею среднего верхового казака садился седьмой казак с гармошкой. Лошади мчались, а гармонист играл.

Лихие наездники демонстрировали усвоенные с детских лет и отточенные до виртуозности чудеса верховой езды, сложнейшие конно-акробатические трюки и блестящее владение оружием.

«А добрый конь – всё наше счастье…»

Казак подрастает, а семья уже готовит ему коня. Ухаживая за стригунком, проводя с ним время, молодой казак с ним роднился.
Казачий конь должен был иметь рост не менее 2 аршин 14,5 вершка без подков (2,05 метра) и быть в возрасте от 5 до 8 лет.

В строевые части лошади допускались всех мастей. В гвардейские и артиллерийские подбирались исключительно тёмной масти.
Казаки приобретали снаряжение, обмундирование и строевого коня на собственные средства. В связи с дороговизной казна стала выделять на приобретение последних пособие в 100 рублей, и к 1913 году стоимость строевого коня составляла от 125 до 200 рублей. Несложно подсчитать, какие затраты несла семья казака, если 1 пуд (16 килограммов) пшеницы в то время стоил около рубля!

Разнились цены на животных в каждом из трёх военных отделов: так, в 1915 году в приказе по Оренбургскому казачьему войску отмечалось, что средние цены на строевую лошадь в первом отделе составляют 200 рублей, во втором – 151 рубль и в 3-м – 160 рублей.

Коня казаки боготворили, ведь он играл огромную роль в их службе и в целом в жизни. Это нашло своё поэтическое отражение в казачьем фольклоре, в загадках, пословицах и поговорках: «Без коня казак – круглая сирота», «Конь казаку – товарищ верный», «Казаку конь себя дороже», «Сам не поёшь, а коня накорми».

О коне казачьем поётся в походных, бытовых и обрядовых песнях. Вот несколько строк из такой песни:

«А добрый конь – всё наше счастье, он – честь и слава казака.
Он нужен в счастье и напасти, и за врагом, и на врага.
Конь боевой всего дороже… И ты, сын мой, им дорожи;
И лучше сам ты ешь поплоше, коня ты в теле содержи».

Казаки-герои

Насколько высоко было воинское мастерство и боевой дух казаков, показало их активное участие в Первой мировой войне (1914-1917 гг.). Всего оренбургское казачество выставило 18 конных полков, 47 сотен и 9 батарей.

О том, как воевали наши кацбахские казаки, можно судить по наградам: два казака стали полными Георгиевскими кавалерами, у троих было по три креста, у девятерых – по два, 23 казака были награждены одним Георгиевским крестом и 39 солдат было отмечено Георгиевской медалью «За храбрость».

… Сведений о казаках-героях очень мало. Сколько было, как их звали? Наверное, даже в архивах есть далеко не всё. Скудные сведения не позволяют воссоздать полную картину прошлых событий, назвать имена отважных казаков. Даже по наследству, из поколения в поколение, народная память не пронесла их имён и славных подвигов – в том числе и в силу объективных исторических событий. Очень «постаралась» в своё время новая советская власть, которая делала всё, чтобы ослабить казачество, видя в нём потенциальную военную угрозу.

Их расстреливали, отнимали оружие, отправляли в лагеря, кто-то уходил за границу сам. В семьях казаков боялись рассказывать об отцах и дедушках, прятали фотографии, казацкую форму, шашки и награды. Вот так уничтожалась память о целых поколениях. Даже старейшие жители казацких поселений, оставшиеся в живых, не могут ничего рассказать о своих далёких предках. И только в сохранившихся архивах можно узнать, оживить память о былом времени, о славных подвигах казаков, которые не щадили жизни своей во имя Отчизны.

На сегодняшний день (из собранных материалов) в нашем селе этой высокой награды в период Первой мировой войны были удостоены:

Степан Захарович Ершов, хорунжий – полный Георгиевский кавалер (все 4 степени).

Михаил Васильевич Ершов – полный Георгиевский кавалер (1881 года рождения; арестован 19 марта 1935 года (обвинялся по ст. 58-8 УК); в июле того же года военный трибунал оправдал М.В. Ершова; дальнейшая судьба неизвестна).

Кузьма Григорьевич Борисов (2, 3, 4, степени), Порфирий Терентьевич Долгов, Леонтий Игнатьевич Землянсков, Иван Леонтьевич Зайцев, Павел Васильевич и Фёдор Кузьмич Смирновы, Илларион Емельянович Бунегин, Иван, Тимофей и Пётр Семёнович Долгановы, Алексей Дрожжин, Михаил Землянский, Ларион и Пётр Кузьмич Бочкарёвы, Павел Максимович (Хрисанфович) Жирнов, Илья Семёнович Мендубелеков, Никифор Иванович Садманов, Тимофей и Семён Тюрины, Иван Терентьевич Юшкин, Даниил Ямщиков, Степан Хрисанфович Лебедев, Степан и Никандр Урманаковы, Пётр Сумароков, Павел Тюрин, Александр Трунилов, Иван Неклюдов, Василий Сумароков, Алексей Сысуев, Максим Смирнов, Григорий Самойлов, Иван Ершов, Андрей Иванович Савельев и Иван Александрович Кирпичников.

Из Самарской газеты «Казачий вестник» (ноябрь 1992 г.):

«Боевой удалью веет от военной биографии подхорунжего 2-й сотни 9-го Оренбургского казачьего полка Степана Захаровича Ершова. Широкая грудь казака блестит вроде иконостаса: кресты и медали. Шутка ли, полный Георгиевский бант! Первую свою награду – Георгиевский крест 4-й степени – Ершов получил в мае 1915 года. Будучи начальником пеших разведчиков сотни, у селения Волощи он скрытно пробрался в тыл австрийцев через болото, считавшееся непроходимым, провёл разведку под ураганным ружейным огнём неприятеля и своевременно доставил ценные сведения о противнике. Надо сказать, принцип воевать не числом, а умением был в крови у казаков.

Они не пасовали перед численным превосходством противника, никогда не спрашивали, сколько врагов, спрашивали только – где? И первыми атаковали их, обращая в бегство.

3 июня 1915 года подхорунжий Ершов был послан с тремя казаками в разведку. «Действуйте по усмотрению», — было сказано им в напутствие. Сотня под натиском австрийцев отошла с Днестра, оставив разведчиков в глубоком тылу противника.

Но Ершов не растерялся и продолжил выполнять боевое задание. Он обнаружил вражеский конный патруль из 8 человек. Подпустив неприятеля, казаки лихо атаковали его в конном строю. Не выдержав напора, те сдались в плен. Дерзость казаков-разведчиков была отмечена крестами, а командир представлен к «Георгию» 3-й степени.

Крест 2-й степени Степан получил за подвиг у села Замечек 11 июня 1915 года. «Управляя отдельным взводом, подхорунжий Ершов, — писал в наградном листе командир сотни есаул Афанасьев, — под сильнейшим огнём противника проявил особую распорядительность в наблюдении за флангами, удерживая связь с цепью и в подносе патронов. Продержавшись со взводом около 4 часов, под натиском врага отошёл в полном порядке и присоединился к своей сотне.

С каждым боем зрело ратное мастерство казака-разведчика. Июль 1915 года – снова подвиг. Ершов проявил чудеса выдержки и неустрашимости в разведке лавой (атака – охват противника в конном рассыпном строю) расположения австрийцев, чем способствовал успеху. Последовала очередная награда – золотой Георгиевский крест с бантом 1-й степени. Так подхорунжий С. Ершов стал полным Георгиевским кавалером».


Знаменитый военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия был утверждён Екатериной II 26 ноября 1769 года. По статусу им награждались офицеры, начиная с чина прапорщика, за конкретные подвиги в военное время. Георгиевский орден был разделён на 4 степени. В статусе ордена было сказано, что его удостаивается за воинские подвиги тот, кто «не только обязанность свою исполнил во всём по присяге, чести и долгу, но сверх сего ознаменовал себя на пользу и славу Российского оружия особенным отличием».

Кавалеры ордена Святого Георгия имели целый ряд привилегий: награждённый любой степенью ордена производился в следующий чин, приобретал потомственное дворянство; выйдя в отставку, кавалеры ордена имели право носить военный мундир.

В учебных заведениях, выпускники которых были Георгиевскими кавалерами, имелись особые почётные доски, на которые заносились имена героев.

В 1807 году был введён солдатский Георгиевский орден (также 4-х степеней) для награждения солдат и унтер-офицеров. Орден носился на георгиевской ленте, чёрно-оранжевой. Чёрный цвет символизировал цвет порохового дыма, а оранжевый – цвет огня при выстреле.

Первая высшая степень: золотой крест, носимый на груди, на ленте с бантом.

Вторая степень: такой же золотой крест, на ленте без банта.

Третья степень: серебряный крест, на ленте с бантом.

Четвертая степень: такой же серебряный крест, на ленте без банта.


Продолжение следует.

Михаил ЕПАНЕШНИКОВ,
п. Кацбахский.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии