История семьи Баевых

Когда мы готовили материал к юбилею кизильчанки Марии Савельевны Баевой, нас поразило, как много помнит она о своих предках, как увлекательно рассказывает историю своей семьи. Подумалось: раз уж нам интересно, то, может, и читателям тоже? Ведь жила-то семья на нашей, кизильской земле в непростые давние времена, когда жив был ещё казачий дух, когда пелись простые, душевные песни…

Из воспоминаний М.С. Баевой

Крестьянская семья Баевых переселилась в село Обручёвку из Саратовской губернии в середине XIX века, по причине малоземелья, и записалась в казачье сословие. Глава семьи Николай Баев был человеком умным, уважаемым и далеко не простым. Прославился он тем, что знал заговоры от конокрадов. За всё время, что Баевы жили в Обручёвке, никто не смог украсть у них со двора скотину или увести коня. Известно, что каждый вечер он ходил на задворках и читал заговоры и молитвы, потом обходил весь двор. Рассказывают случай: собрались как-то конокрады и говорят: «А чё это мы у Савельки Баева не можем украсть коня? Давайте уведём сегодня ночью!» Залезли они ночью к нему во двор, и такой страх их одолел! Почудилось им, что кто-то ходит за ними, но обратно уйти не могли. Так и кружили по двору. Да ещё и понос прошиб. Кое-как дождались утра, увидели хозяина и с мольбой отпустить к нему бросились.

И больше воровать не пытались.


У Николая Баева было три сына – старший Савелий, средний Афанасий, младший Прохор и две дочери – Наталья и Анна. Мой отец – Савелий Николаевич – родился 18 декабря 1883 года в праздник Саввы, Вараввы, Николая. В 20 лет он был урядником, действительную службу проходил в Средней Азии – три года и девять месяцев.

Женился он в 1903 году на обручёвской казачке Мальковой Надежде Лаврентьевне. Отец выбирал из нескольких невест, и выбрал в итоге Надежду. В 1904 г. родился у них сын Гриша, который умер младенцем. Потом были дети Андрей (1909), Иван (1912), Анна (1914), Василий (1916), Евдокия (1920, умерла в голодный 1921 год), Григорий (1923) и Мария (1926).

Братья Баевы разводили скот и сеяли хлеб. Иногда они выезжали в гости к казакам-сослуживцам далеко в степные посёлки. Например, в Неплюевку. Это было принято в казачьей среде – ездить в гости далеко к сослуживцам и самим приглашать гостей издалека. Ещё Баевы слыли хорошими песенниками, умели слаженно петь на два-три голоса старинные песни, перенятые от родителей. Пели, когда собирались на праздник, в компании, когда отдыхали в субботу после бани, пели по дороге в поле.
Семья была верующей. Когда Савелию исполнилось 14 лет, они с отцом ходили паломниками пешком в Ново-Афонский монастырь из Обручёвки на Кавказ. Это их богомолье длилось целых три года. Ходилиони на богомолье не только грехи замаливать, главная причина была в надежде спасти детей от болезней. Дети в их семье часто болели , как тогда говорили – «не стояли». Монастырь этот и сейчас есть, недалеко от Пицунды.

В 1914 году урядник Савелий Баев воевал в Германской войне, был ранен подо Львовом, лечился в госпитале в Венгрии (или в Австрии). Там он пролежал долго, его комиссовали, и в 1915 году он приехал домой. Когда выздоровел и начал поправляться, медсёстры посоветовали ему курить, чтобы не располнел. А когда началась гражданская война, его не брали ни белые, ни красные.

Брат Прохор Николаевич был белым офицером, тоже воевал и имел награды, был полным георгиевским кавалером.Начав воевать рядовым казаком, вернулся с войны в звании подхорунжего. В Гражданскую сначала признал советскую власть и воевал за красных, но затем перешёл к белым. Когда разгромили армию Колчака, он увёл свою сотню в Китай с атаманом Дутовым. В Китае Прохор пробыл 2-3 года и вернулся по амнистии в Обручёвку в 1921 году.

Несмотря на то, что Савелий Баев служил урядником, после гражданской войны в 1920 году его выбрали председателем комбеда (совета бедноты) и председателем сельсовета в Обручёвке. После выборов он выставил угощение для избравших его людей, накормил и угостил бедноту. Он прослыл справедливым начальником: выдавал в месяц на душу до шестидесяти килограммов хлеба. Кроме того, он имел хорошее образование и знал землемерное дело. В 1921 году он делил землю для обручёвских казаков.

Савелий Николаевич имел деловую сметку, был оборотливым, предприимчивым хозяином. Чтобы прокормить семью, а она у него была немалая – семеро детей, он занялся разведением быков на продажу. Дело у него было поставлено так: каждый год он получал от трёх коров телят, растил их два года и потом гнал в Кизил на продажу. Трёх больших продаст – шесть маленьких купит. И снова растит и продаёт с прибылью. Держал отец работника – башкирина по имени Захриддин.


Наступил неурожайный 1921-й год. Сыновья Савелия Андрей и Иван работали весь год по найму в Симбирке у одного богатого крестьянина. По договору Андрей за работу мог получить весь урожай с одной десятины, а хлеб в тот год не уродился, собрали только 7 пудов. (6 пудов – 1 центнер). Этого было мало. В 1922 году на село надвинулся голод. Савелий, чтобы спасти семью, вынужден был продать свой большой дом односельчанину Обуткину. Сами же поселились в большой землянке. Шестнадцать «сох» было в ней (соха – подпорка под потолком). Два года прожила в ней семья , потом бросили и построили саманный дом.

В 1929-м началась коллективизация. Время было трудное: у братьев Баевых были и друзья, и враги. Враги грозились «посадить их в собачий ящик». Савелию припомнили то, что служил он казачьим урядником, а Прохору – что служил у Дутова. Отец был председателем, он понял, что будут выселять, и надо уезжать. Оставаться было небезопасно. Опасаясь репрессий, братья решили увезти семьи подальше, в Среднюю Азию.

На подводах доехали до станции Бреды, там сели на поезд и – в Ташкент. У Савелия в семье было 7 детей, у Прохора -5. В то время много обручёвских семей уехало туда: Труниловы, Власовы и др. Третий из братьев Баевых Афанасий остался в Обручёвке и жил в ней до 1936 года. Он был болен, власти его не трогали. Сын его Иван погиб на фронте.

И вот приехали Баевы в Узбекистан, поселились в Булунгуре, что в семи километрах от Самарканда.Там жили и работали в узбекском колхозе, директор его был русским. Отец купил саманный дом, в нем сделали печку и прорубили окна. У узбеков сакли стояли без окон. Отец купил ишачку для хозяйства и стал косить и возить домой камыш. Из него мы плели маты, их заливали глиной и так возводили стены камышового домика.

Окончание следует.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии