Там, где много воздуха. Часть 6

Где не стоит мыть машину

Наш путь лежал через эти посёлки

Помните, мы призывали вас отдать свой голос за местную достопримечательность – Синий Камень? В конце прошлого и начале этого года на портале «Активный житель 74» проходило голосование «Символы Южного Урала»: в первом туре жители выбирали знаковые достопримечательности в своих городах/районах, во втором из отобранных 43-х объектов следовало определить десятку лучших. Это могли быть природные достопримечательности, памятники и объекты архитектуры, а также народные промыслы. В тройку лидеров тогда вошли два национальных парка («Таганай» и «Зюраткуль»), а также монумент «Тыл – фронту». Но сейчас речь не о них.

В список главных достопримечательностей от Кизильского района вошёл тогда шихан, а от Нагайбакского – их знаменитая вышка сотовой связи «Эйфелева башня» в селе Париж. Вот на неё мы и решили посмотреть, отправившись в небольшое путешествие –тур выходного дня.

Чтобы не соскучиться в дороге, ехать решили разными путями: туда – через Зингейский, Кацбах, затем через посёлки Карталинского района (Новокоалиновый, Еленинку и Джабык), сам Париж, который находится на границе двух районов, и обратно – через Фершампенуаз, Буранный и Агаповку. Сказано – сделано.

Белые отвалы Новокаолинового месторождения

…А всё же хорошо ехать в погожий майский день по не загруженной машинами дороге. Сама она, конечно, далеко не хороша, особенно на участке между Кацбахом и Новокоалиновым. На каком-то промежутке посреди дороги лежат кучи щебня, указывающие на то, что вскоре её будут ремонтировать. Острые камни режут нам колесо, хорошо, что на подъезде к Новокоалиновому посёлку мы решаем остановиться, чтобы сфотографировать белые отвалы, – тогда только и замечаем, что оно пробито. Что ж, меняем на запаску…

Здешняя территория (впрочем, как и весь Урал) богата полезными ископаемыми. В частности, глиной и мрамором. Мимо одного из месторождений, Еленинского, мы как раз и проезжаем. Первые сведения о нём были опубликованы в 1928 году в журнале «Минеральное сырьё». Находится оно на мраморной жиле, которая тянется вдоль Уральского хребта аж на 700 километров. Есть здесь и ГОК. Строительство комбината началось в первые месяцы войны, а первую тонну каолина – то есть белой глины – здесь дали уже в июле сорок второго. Тогда же рядом вырос посёлок, который, долго не думая, назвали Новокаолиновым. Сырьё «работало» на оборону страны: из каолина, в том числе, делали резиновые литые катки для советских танков. Шестьдесят лет комбинат был практически единственным предприятием, производящим каолин сухого обогащения. Он и сегодня является крупнейшим в России. Здесь выпускают «тонкомолотые порошки высокой белизны» (микрокальциты, измельчённый мрамор).

…Что высокой белизны – можно убедиться и самим. Белые отвалы по правую сторону дороги приковывают взгляд, на многих растут уже большие берёзы. Местное население наверняка привыкло, но людям со стороны может показаться странным: как можно жить в месте, где сам воздух пропитан этой пылью? Мимо, будто в подтверждение наших дум, проезжает «КамАЗ», за ним тянется густой белый шлейф, в котором трудно что-либо разглядеть. Как? Как здесь помыть машину, например, и стоит ли это делать вообще?

Далее следует посёлок Джабык, к нему едешь по территории ботанического памятника природы «Джабык-Карагайский бор» (в переводе с казахского «местность, закрытая сосной»). Этот бор – реликтовые остатки древних лесных массивов, простиравшихся когда-то до предгорий Алтая.

Тут уже и до Парижа рукой подать. Протяжённость пути тем маршрутом, что мы следовали, составляет 120 «кэмэ», ехали мы с остановкой часа два с половиной.

Увидеть Париж и…

Меньше натуральной в 6 раз

Париж был основан в 1842 году нагайбаками. В XIX веке они входили в состав Оренбургского казачьего войска. В те времена было модным называть новые поселения в честь известных европейских городов, поэтому теперь в Челябинской области есть сёла Берлин, Лейпциг, Фершампенуаз, Кассельский, Варна, Арсинский… «Малая Европа», как называют этот район журналисты, заложенная в XIX веке в честь побед русских войск над Наполеоном.

Главная достопримечательность челябинского Парижа, как и французского, – Эйфелева башня. Её открыли 24 июня 2005 года, а изготовили и установили – сотовый оператор и Златоустовский завод металлоконструкций. Копия высотой около 50 метров – против 324 метров подлинника, то есть масштаб примерно один к шести. Строительство башни заняло три месяца и потребовало 12 млн рублей (стоимость «обычных» около 8 млн). Это не только достопримечательность, вышка построена в первую очередь с практической целью – она покрывает село и окрестности сигналом сотовой связи. У подножия прикреплена табличка с надписью: «Башня построена во славу русских воинов-победителей», на самой конструкции красуется надпись «Ростелеком». Мы были в селе днём, вечером же, как пишут, её подсвечивают прожекторы, и тогда на свой прототип она походит сильнее всего.

Кстати, шестнадцать лет назад, при открытии, местная власть обещала благоустроить эту территорию – сделать ажурное металлическое ограждение, скамейки, цветники, тротуарную плитку вместо старого асфальта… Заборчик есть, скамьи – тоже. Но благоухоженной площадка не выглядит. Может, просто цветов не хватает.

Делаем селфи на фоне вышки, спрашиваем у местных, нельзя ли напрямую проехать к посёлку Южному. Говорят, что можно, но дорога «убитая», так что лучше через Фершампенуаз, до которого 33 км. Соглашаемся, едем.

Безжизненная красота

Обязательная фотосессия

Зачем нам надо было в Южный? Посмотреть на карьер. Да-да, ещё один.

На фото это выглядело красиво: заброшенный карьер, затопленный бирюзовой водой. Мы решили, что это стоит увидеть воочию, благо и ехать от Фершампенуаза было недалеко – около 20 км. Вообще, посёлок Южный здесь появился после того, как в 1946 году было открыто Астафьевское месторождение горного хрусталя (пьезокварца) – богатейшее, по запасам сырья уступающее только бразильскому.

Потребность в пьезокварце возникла в СССР в послевоенное время, в связи с активным развитием радиоэлектроники и приборостроения. Он обладает интересным свойством: если к пьезокварцу подключить переменный электрический ток, то он начинает излучать ультразвук. И, наоборот, если его подвергнуть сжатию, то сам становится источником электричества. Оптическое сырьё требовалось и для военно-промышленного комплекса страны.

Однако наука не стояла на месте, и со временем были разработаны технологии по выращиванию кристаллов пьезокварца в лабораторных условиях. Искусственные кристаллы не уступали по свойствам природным, а цена их была на порядок ниже. В результате естественной рыночной конкуренции многие предприятия закрыли, в том числе и «Южный рудник» Астафьевского месторождения. Работы на карьере прекратились, он был затоплен.

Оттенок воды очень красив

Туристы пишут – и сегодня здесь можно найти кристаллы горного хрусталя: величиной с палец, с булыжник. Кому как повезёт. Есть и другие интересные камни, так что если вы минералог-любитель или коллекционер – милости просим. Мы же просто «присоседились» на камни, попили чай из термоса, разделили на всех бутерброды. Устроили фотосессию.

Музей камня под открытым небом

Говорят, в небольших выработках летом купается детвора, хотя – опять же по слухам – в карьере превышен радиационный фон. Так это или не так, судить не берусь, но что вода выглядит безжизненно, факт. Хрустально-бирюзовая красота кажется мрачной. Умеет же человек после себя оставлять «марсианские» пейзажи…

В райцентр на обратном пути не заезжаем, хотя после о решении жалеем. Дело в том, что в селе Фершампенуаз есть уникальный музей камня, единственный частный музей такого рода в Челябинской области. Его создал местный энтузиаст и большой любитель камня Александр Матора, помещение под музей (двухэтажный коттедж) выделила администрация района.
Пишут, что хозяин музея сам проводит экскурсию, рассказывая в увлекательной форме про каждый экспонат, ведь почти все камни он сам и нашёл. В саду камней под открытым небом можно увидеть минералы в первозданном виде, в каком они встречаются в природе, а в помещении – мелкие камни и поделки из камней. Правда, музей работает по предварительной договорённости (в любой день), а вот этого-то мы и не сделали – не договорились. Остаётся надеяться, что здесь мы не в последний раз.

Альбина БАЙГИЛЬДИНА, корреспондент, фото автора и из сети Интернет.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии