Это истории нашей строки

Проверкой мужества, чести и достоинства стали для парней из Сыртинского поселения Афганистан и Чечня.

Сергей Мартынов пробыл на афганских за­ставах больше полутора лет. Опасность у го­рода Кабула подстерегала советских бойцов на каждом шагу: противник обстреливал их из миномётов, реактивных снарядов. Самое страшное, что не знаешь, откуда ждать: вокруг горы, виноградники, кишлаки… Выстрелить могли отовсюду.

Виктор Данильченко рисковал жизнью на протяжении полугода. Он был водителем командира роты, и однажды, возвращаясь в Кабул с задания, они попали под обстрел. Командира ранили. Прикрывая, солдаты до­ставили его до вертолёта. После рейса Вик­тор был представлен к награде – медали «За отвагу». 27 апреля 1982 года колонна шла в город Хундус, везла продовольствие и бое­припасы. Но до части не доехала – колонну обстреляли. Бой длился больше пяти часов, Виктор потерял в нём многих друзей и полу­чил ранение в ногу, после которого был от­правлен в госпиталь в Ташкент. Судьба «сми­лостивилась»…

Не меньшим испытанием для солдат-сроч­ников была Чечня. Свой воинский долг там исполнили наши земляки А.А. Пермяков, А.А. Зуев, Е.П. Сухов, Е.В. Погорельский, Р.М. Абу­бакиров, В.А. Синебрюхов, А.Н. Седойкин, Е.А. Долганов. Они были со смертью рядом, но вернулись. А Сергея Харина привезли домой в цинковом гробу…

Старший прапорщик А.С. Велибеков, сопро­вождавший его тело, рассказал о том, что про­изошло в далёкой Чечне: «В декабре 1994-го шло предновогоднее наступление на Гроз­ный. Часть, в которой служил Сергей, туда не направляли. Но в казарму зашёл полковник и попросил кого-нибудь из водителей сопро­вождать их колонну, чтобы заправить боевые машины. Вызвался Сергей. Он уехал, но назад не вернулся, его бензовоз был обстрелян. Пар­ня убил снайпер, с ним вместе погиб и полков­ник».

Тело Сергея увезли в Моздок вместе с телами других погибших. На родине солдата, в посёлке Увальском, над гробом солдата звучали слова прощания и прощения за то, что не сумели сбе­речь жизнь юного земляка. Осенью 1994 года ему исполнилось 20 лет, а уже 1 января девяно­сто пятого он погиб.

Под звуки похоронного марша особенно остро ощущаешь всю трагедию случившегося. Классный руководитель В.П. Гоменко вспоми­нала: «Сергей был открытым, доброжелатель­ным и весёлым. Когда после восьмого класса он уехал учиться в Магнитогорское училище на автомеханика, одноклассники поняли, как пусто без него стало. Сергей был самостоятель­ным и не по возрасту рассудительным подрост­ком, любил историю. Его смерть прошла болью через сердца одноклассников, каждый из кото­рых сохранил о Сергее светлую память».

Мемориальная доска Сергею Александрови­чу Харину (1974-1995 г.г.) была открыта в 2011 году.

Это моё стихотворение очень дорого мне как память о нашем земляке, погибшем в Чечне:

Сергей, Серёжка! Слово и слеза…

И много слёз, а горю нет предела!

А ведь совсем недавно здесь, в строю,

Стоял ты среди нас, так в чём же дело?

Ведь ты такой же был, как все…

И двойки получал, и дрался, и влюблялся.

Но вот для всех для нас наступит май,

А наш Серёга на войне остался.

Материал и фото из архивов Сыртинского музея, стихотворение Елены Никулиной.

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии