Чем живёт Зингейский сегодня?

На этой неделе у нас случилась весьма интересная и насыщенная командировка в Зингейское сельское поселение.

На протяжении нескольких часов его глава Сергей Владимирович Репьёв знакомил нас с достопримечательностями своих владений, и нам удалось побывать там, где прежде никогда не доводилось, хоть приезжали в Зингейку не раз. Но – обо всём по порядку…

Большой фотоальбом смотри здесь. 

«Доброе утро, последний герой…»

На посту главы Сергей Владимирович всего несколько месяцев. Признался, что на выборы пошёл «по идейным соображениям»: надоело смотреть, как разбазаривается народное добро. Захотелось навести порядок в родном посёлке. «Работать интересно, — говорит. — То, что казалось сложным – оказалось на деле простым. И наоборот. Скука меня пугает гораздо больше. Например, я испытываю настоящий азарт, ведя переписку с Генпрокуратурой, Росимуществом и прочими инстанциями, чтобы сохранить хотя бы то, что у нас осталось. На сегодняшний день у нас в собственности находится только один объект – здание бывшего купеческого магазина в посёлке Браиловском. Десять объектов, а это и МТМ, и здание, где у нас располагается пожарная дружина, и ещё ряд других, вообще никогда не стояли на учёте, поэтому я сейчас оформляю их как бесхозные.

Оформлять приходится не только недвижимость, но и движимое имущество. Завтра, к примеру, предстоит отсуживать трактор, который 12 лет не стоит на учёте и находится в руках у частника. А сколько техники, металла, скота за последние годы «ушло» в руки наших предприимчивых соседей-фермеров! Вот к чему привело невнимательное отношение руководства и правоохранительных органов к федеральной собственности. Ведь растащили всё, что только можно было. Вот этот беспредел я и хочу остановить. Правда, мне порой такие ответы на официальные письма приходят от чиновников, что я думаю: они там действительно считают нас неграмотными или попросту некомпетентны? Контора у нас разрушена, сами видели, а они пишут, что в ней проживают люди. Или вместо «Зингейский» в отчёте прокурорской проверки значится «Изгейский». Как проверяли, если даже не приезжали? В каких университетах учились? Сплошной бардак везде и отписки. В каком государстве мы живём? Если что, я ведь и Путину готов написать».

Такой боевой настрой главы удивляет и радует.

Рабочие апартаменты у Сергея Владимировича, надо признать, очень скромные, как снаружи, так и внутри. Этакий пост-советский минимализм. Мебель доперестроечных времён, всё требует ремонта. В ответ на наше недоумение поясняет, что сельская администрация скоро переедет в другое помещение – пустующую квартиру. Недолго терпеть осталось.

Зашёл местный участковый. От него узнали, что жители здесь в большинстве своём законопослушные, не хулиганят, живут дружно. Уже на улице познакомились с депутатом Игорем Ивановичем Харченко и председателем первичной ветеранской организации Александром Александровичем Шивцовым – они заезжали к главе по своим делам.

Вот к чему привело невнимательное отношение руководства и правоохранительных органов к федеральной собственности. Ведь за те годы, что хозяйство переходило «из рук в руки», растащили всё, что только можно было. Вот этот беспредел я и хочу остановить. Правда, мне порой такие ответы на официальные письма приходят от чиновников, что я думаю: они там действительно считают нас не грамотными  или попросту некомпетентны? Контора у нас разрушена, сами видели, а они пишут, что в ней проживают люди. Или вместо «Зингейский» в отчёте прокурорской проверки значится «Изгейский». Как проверяли, если даже не приезжали? В каких университетах учились? Сплошной бардак везде и отписки. В каком государстве мы живём? Если что, я ведь и Путину готов написать».

Такой боевой настрой главы удивляет и радует, не зря он состоит в рядах «Справедливой России». К сожалению, он прав: умные и порядочные люди обычно не рвутся к власти. «Беда России в том, что ведущим классом стали наглые воры, а не грамотные работяги. А почему народ всё это терпит? Потому что в предыдущих войнах и репрессиях был уничтожен лучший генофонд нации. Самые смелые и боевые русские мужики погибли на фронтах и каторгах. Кто выживал? Самые осторожные, безропотные. Вот и до сих пор народ терпит и помалкивает, а его нагибают всё ниже и ниже».

Рабочие апартаменты у Сергея Владимировича, надо признать, очень скромные, как снаружи, так и внутри. Этакий пост-советский минимализм. Мебель доперестроечных времён, всё требует ремонта. В ответ на наше недоумение поясняет, что сельская администрация скоро переедет в другое помещение – пустующую квартиру. Недолго терпеть осталось.

Зашёл местный участковый. От него узнали, что жители здесь в большинстве своём законопослушные, не хулиганят, живут дружно. Уже на улице познакомились с депутатом Игорем Ивановичем Харченко и председателем первичной ветеранской организации Александром Александровичем Шивцовым – они заезжали к главе по своим делам.

…Экскурсию начали с посёлка. Нам показали улицу Парковую, где в этом году продолжили асфальтирование, удлинив покрытие от магазина до переулка Школьного. Провели отсыпку мелким гравием в один километр на первое отделение. Здесь очень пригодились и помогли сэкономить средства запасы дресвы, которые остались от строительства молокозавода. Мы там тоже побывали. Рядом ещё возвышается водонапорная башня, практически новая, по словам Сергея Владимировича. Её планируется перенести в Браиловку, поскольку там башня пришла в негодность. Затем мы посмотрели, как ведётся облицовка фасада Дома культуры. Он будет цвета розового фламинго. Ну, или почти.

Посёлок Степной.

Змеевика – завались!

Зингейское поселение удивительно тем, что стоит на богатейших залежах змеевика – популярного на Урале поделочного камня зелёного цвета. Он тут всюду: валяется под ногами, лежит у заборов, его мощные выходы обнажаются прямо у здания сельской администрации. Видя наш интерес, глава поселения решил свозить нас на карьер, откуда мы взяли на память несколько приглянувшихся образцов этой породы. Карьер располагается на вершине холма, откуда вся Зингейка – как на ладони. Здесь же, на холме, стоит добротный металлический склад. Его тоже однажды пытались прибрать к рукам заезжие предприниматели южных кровей под видом строительства асфальтного завода. Узнав об истинных целях гостей, местные этот лакомый кусок им урвать не дали – помещение пригодится самим.

Ещё на холме, на всеобщем обозрении и на семи ветрах, – старая мусорная свалка, которой, по мнению главы, тут не место. Стоят щиты с запретительными надписями, но люди всё равно мусорят. «Надо бы эти отвалы сгрести дальше, в низину, чтобы хоть по округе не разлеталось», — рассуждает Сергей Репьёв.

Поля налево, поля направо…

За околицей взору открылась красивая картина: редкое этим летом предгрозовое небо с нагромождением синих туч над золотистыми, уходящими за горизонт полями. На одном из них, у самой дороги, ходила жатка. Как выяснилось, это были владения ИП Галины Тихоновны Землянской. В кабинке трактора сидели её сын Виталий со стажёром Евгением Жургуновым. Хозяйство небольшое – 1300 гектаров, из них на тысяче га в этом году посеяли овёс, ячмень, твёрдую и мягкую пшеницу. К уборке приступили пару дней назад. Начали с овса. Его было совсем немного. Теперь вот принялись валить ячмень. «Для нас это семейное дело, — говорит глава хозяйства Галина Тихоновна. — Я, двое сыновей, снохи помогают и ещё 2-3 наёмных рабочих. О нынешнем урожае говорить ещё рано – он в поле. Конечно, оставляет желать лучшего. Овса собрали 13,5 центнера с гектара, меньше, чем в прошлом году. Ячмень ещё не молотили. Если погода позволит, за 10-12 дней уборку завершим».

Полеводством Землянские занимаются давно, и все эти годы их техника стоит под открытым небом у дома. Как и у коллег из ООО «Алан». И вот тут, опять же, могли бы очень пригодиться пустующие ангары на территории поселения, которые Сергей Репьёв мог бы сдать земледельцам в аренду. И, пожалуй, так и сделает, как только оформит их в собственность.

Есть своё Аркаим и пасека

«А давайте я вам наш Аркаим покажу!» — предложил глава Зингейского поселения. Всего в нескольких минутах езды от посёлка, оказывается, в 1987 году был открыт древний город, ровесник Аркаима. Поселение Куйсак является памятником археологии XXI-XVII веков до нашей эры, объектом культурного наследия федерального значения. Обнаружили его при дешифровании аэрофотоснимков, на которых поселение предстаёт в виде ромба с оборонительной стеной, наружным рвом и внешним валом. Вот, оказывается, с каких времён облюбовали это место для проживания наши предки!

На поляне, обозначенной специальными метками, работала экспедиция – велась топографическая съёмка для точного определения высот и координат древнего поселения. Мы не стали отвлекать людей от работы и поехали дальше. В качестве бонуса наш экскурсовод свозил нас на частную пасеку. Место романтичное: вагончик, ульи на фоне молодого сосняка, пахучее разноцветье, а за пригорком собираются грозовые тучи и погромыхивает гром. Пчёлок мы тоже решили долго не раздражать, и Сергей Владимирович повёз нас дальше – к Браиловскому мосту.

Благоустроенная Браиловка

Мост пострадал ещё в 2013 году, при разливе Браиловской плотины. Тогда его подлатали наспех, но со временем плиты подмыло, и они расползлись. Сейчас сюда привезли бетонные блоки, установили. Осталось заварить арматуру, чтобы надёжней держалась конструкция. Осмотрев очередной объект, движемся дальше, в саму Браиловку. Глава поселения обращает наше внимание на то, что все улицы этого небольшого посёлка заасфальтированы: «Это всё благодаря местному фермеру Александру Землянскому. Он вообще молодец, помогает во многом. Вот и ремонт моста без него не обошёлся. Технику предоставляет, когда нужно. Тут, можно сказать, всё на нём и держится, дай Бог ему здоровья».

В центре посёлка появилась новая детская площадка на радость местной детворе. Полюбовались и подошли к памятнику павшим, что в сквере напротив. Глава поселения сообщил, что скоро его отреставрируют, а прилегающую территорию благоустроят.

Вода для «суровых парней»

Оказалось, Браиловка – это ещё не конечный пункт нашей экскурсии. Мы едем дальше, в посёлок Степной, где, признаться, за всё время работы в редакции, прежде бывать не доводилось. По словам главы поселения, здесь осталось всего девять домов, в которых проживают люди. «Но я ими восхищаюсь! — говорит он. — Такие суровые уральские парни! В этом году я им воду в посёлок провёл, а то им приходилось ездить к скважине за три километра в любую погоду, зимой и летом. Теперь у них две колонки работают».

Одного из этих самых суровых парней мы встретили. Абай Бекбаев подошёл к колодцу, из которого мы решили напиться. «Рады, что вода появилась?» — спрашиваем. «Оно удобно, конечно, но ещё неизвестно, будет ли зимой. Вот если не замёрзнет, тогда уж точно можно радоваться». Ещё один суровый пастух, не проявив к нам особого интереса, спешившись с лошади, чинно прошествовал к себе домой. «Не замёрзнет, — уверен Сергей Владимирович. — Эти мужики не допустят».

А река-то — зелёная…

«А где у вас пляж, который вы сделали?» — очень уж интересно было взглянуть. И вот мы уже на берегу Зингейки. Но что с рекой? Такого удручающего зрелища видеть ещё не приходилось. Вот уж действительно: главной проблемой нынешнего столетия будет дефицит воды. На берегу песочек, а гладь реки сплошь заросла ряской. Бр-р! Купаться в таком месте желания не возникает. Даже просто сидеть на берегу неуютно, потому что воды как таковой не видно. «У нас другое место есть, куда обычно купаться ездят – ближе к Браиловке. Вот там удобно, и вода проточная. Хотите посмотреть?» — предлагает Сергей Владимирович. Ну, если по пути, отчего не завернуть. Конечно, нас, привыкших купаться в Урале и Кизилке, трудно удивить местами отдыха. А вот люди отдалённых степных посёлков очень ценят и тот минимум, который им даёт природа.

…Под одиноким раскидистым тополем – место для костра. Под ногами – мелкий песок, намытый естественным образом. В расступившихся зарослях тальника – небольшая заводинка. Вот и весь пляжик. Но его тут очень любят и берегут, судя по тому, что никакого мусора на берегах мы не увидели. А вот кизильчане, получается, не дорожат тем богатством, что имеют.

«А вообще, в стране, похоже, что-то меняется, — рассуждает по дороге назад Сергей Репьёв. — Почему так думаю? А потому что молодёжь начинает потихоньку возвращаться в деревню. С работой-то везде сейчас туго, но в деревне хотя бы можно за счёт хозяйства прожить. И жилья пустующего, доступного много… Сейчас самое время что-то менять в России. И это надо делать, пока не поздно. Пора во всём наводить порядок…».

И тут с главой поселения нельзя не согласиться. Если б каждый на своём месте соблюдал порядок и законы, может, и жили бы по-другому?..

Татьяна ИВАННИКОВА, фото автора.

 

 

 

 

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о