Как подняться на Эльбрус

Прежде, чем ехать за границу, нужно увидеть красоты родного края.

Пусти нас к себе

Когда ребята, которые оставались в Марухском ущелье, доехали до нас, с ними оказалась студентка, девочка лет 18-19. Они сдружились с моей дочкой, и Эвелина согласилась присмотреть за Алисой в течение нескольких дней, пока мы совершаем восхождение.
Путь был открыт. Но если ребята уже набрали форму, так как несколько дней ходили по горам, то мне ещё предстояло пройти акклиматизацию, и рано утром я совершила соло-восхождение на Чегет (выше 3000 метров). Училась правильно дышать, училась работать трекинг-палками. С ними я по-настоящему сдружилась, так как поняла, что это не только точка опоры, а настоящие помощники.
На вершине горы я сделала контрольное фото и поспешила вниз, к ожидавшим меня Артёму и дочке.
На следующий день мы вчетвером выдвинулись в лагерь, который находится на высоте 4050 метров и называется «Приют одиннадцати». Это последний базовый лагерь на пути к вершине. Взяли с собой палатку, еду, газовый баллон, горелки, тёплые вещи. До высоты в 3850 метров можно доехать на подъёмнике гондольного типа. Скорость он набирает приличную, уши закладывает, словно летишь в самолёте. Ну и, конечно, открываются шикарные виды. Так что канатки на Эльбрусе можно назвать отдельным аттракционом, стоящим внимания.
На границе ледника ещё есть связь, кафешки. Вообще, инфраструктура здесь развитая, на каждом перевалочном пункте есть какие-то магазинчики, кафе, пункты проката. Мне пришлось обратиться туда за ботинками. И хотя в таких пунктах можно раздобыть практически всё, что угодно, выбор обуви самых ходовых размеров небольшой. Прокат ботинок обошёлся в две тысячи рублей за четыре дня.
В штурмовой лагерь мы добрались ближе к ночи, когда стало темнеть. Это не отель, конечно, условия самые простые: в небольших комнатах деревянные столы, нары. За ночлег берут тысячу рублей с человека. Каждый сам себе готовит: набираешь снег, топишь, варишь что-нибудь нехитрое. Хотя аппетита на такой высоте нет, приходится заставлять себя есть, ведь нужны энергия и силы. Из-за перепадов давления очень трудно уснуть. Кто-то вовсе мучается без сна, другие спят очень чутко, реагируя на любой шорох. А мне всю ночь снились кошмары. Вообще, никто до восхождения не знает, как поведёт себя твой организм, сможешь ли ты преодолеть всё это. Настроение подавленное, не хочется ни разговаривать, ни шевелиться…
Утром мы решили прогуляться – насколько хватит сил. На такой высоте, кстати, очень сильно припекает солнце, так что без специальной защиты – горнолыжной маски или сварочных очков – не обойтись. Так же, как и без солнцезащитного крема.
На Эльбрусе много коммерческих групп, их видно сразу: все одеты примерно одинаково, в сопровождении инструкторов. Нашим же инструктором был Артём. Он объяснил, как втыкать кошки, что делать, если заскользишь по склону. Мы прошагали часов 5, потом столько же спускались. Встретили девушку, сидящую на снегу, – она плакала и повторяла «я не могу». Сила воли здесь, конечно, не последнее дело…
Восхождение мы планировали на завтра, но всё зависело от погоды. Есть специальная программа, которая выдаёт прогноз погоды каждые 5 минут, всё время обновляя его. К вечеру налетел ветер, опустился туман. Хуже условий для подъёма не придумаешь. А время наше было на исходе – мы должны были уложиться в два дня. Решение повисло на волоске.
Мы решили отложить его и отдохнуть до вечера, поставив палатку на развалинах сгоревшего приюта. Дело в том, что восхождение на Эльбрус все начинают ночью, пока ледники не тают. Есть и ещё одна причина: после обеда погода здесь непременно портится. Так что к 15-16 часам лучше спуститься в лагерь. Я не могла уснуть и думала – неужели на этом всё? Столько было задействовано сил, средств, чтобы попасть сюда, столько помощи нам оказали другие люди. Осталось только дойти, других преград нет. Неужели всё зря?
Артём учил нас: к горам нужно обращаться с почтением – как к старшему брату, учителю. Панибратства они не терпят. И я мысленно взмолилась: Эльбрус, пусти нас! И главное, отпусти потом с миром. И когда в 11 вечера прозвонил будильник, и я выглянула из палатки, то увидела звёздное небо. Погода была чудесной! Ни ветра, ни снега, лишь лёгкий морозец и кристально чистый горный воздух. Я разбудила своих товарищей, и около полуночи мы выдвинулись на штурм Эльбруса.

Вдох – выдох

Мы шли всю ночь. Ты сосредоточен на одном: шаг – вдох, шаг – выдох. Главное – дышать, тогда головокружение и тошнота ощущаются меньше. Мороз был небольшой, к тому же мы были хорошо одеты: термобельё, свитера, горнолыжные костюмы, двойные шапки, на лицах балаклавы, открытыми на лице оставались лишь глаза. Но спустя время, несмотря на двойные варежки, начинают замерзать руки, замерзают (что интересно, поочерёдно) ноги. Ты идёшь шаг за шагом в темноте и тишине, потому что тратить силы на разговоры не хочется. Правда, Артём периодически задавал мне вопросы. Сколько будет дважды два? Чтобы убедиться, что я нахожусь в нормальном, адекватном состоянии. Чувствовала я себя относительно неплохо, слегка мутило, но терпимо. Хотелось одного – чтобы наступил рассвет.
Иногда нас обгоняли другие туристы, некоторые из них – на ратраках, так называемых горных такси. Они могут поднять восходителей на высоту 5100 метров, до площадки, называемой Косой полкой. Но мы были горды тем, что идём сами, что не сворачиваем с пути. В какой-то момент нас догнал парень и попросил разрешения идти с нами, так как не мог выбрать правильного темпа. Тем, который он себе задал, до вершины бы не дошёл. Мы же шли медленно. Медленно, но упорно.
К рассвету были уже на Косой полке, где провели с полчаса, попили сладкого горячего чая с леденцами. Здесь останавливаются все группы, потому что после крутого уклона это первое местечко, где можно отдохнуть сидя. И здесь же открывается второе дыхание – по крайней мере, у меня. Это был шикарный рассвет, сложно передать те эмоции, что ты ощущаешь, сидя на высоте 5000 метров над миром. Главное, ты понимаешь про себя, что многое можешь, что в тебе есть резервы, которые обычно дремлют. Кстати, ту конфетку я долго держала за щекой, и идти с ней было веселее. Совсем как в песенке: «Хорошо бродить по свету с карамелькой за щекою…».
К седловине Эльбруса ведёт узкая тропочка, не вмещающая двоих. А внизу, как сказал Артём, трупосборник: если сорвёшься, достать тебя будет очень сложно. Здесь много опасных трещин, так что продвигаться нужно максимально аккуратно.
И ещё несколько часов ходу, но уже не в темноте. Ты любуешься открывающимися видами, вершинами гор, остающимися в облаках, когда сам ты уже поднялся над ними. И небо здесь не такое, а ярко-синее. На седловине можно передохнуть, прежде чем подняться на вершину, но мы задержались не больше чем на пять минут, так как ветер буквально сшибал с ног. Здесь один из наших попутчиков сдался и повернул назад. Мы же решили, что силы ещё есть, и продолжили путь.
Одним из самых сложных считается участок тропы с проложенными тросовыми перилами. Здесь большой уклон, много трещин, куда может утянуть. Обычно этот этап преодолевают с помощью самостраховки – ты идёшь друг за другом, перестёгивая карабины от одного участка страховочной верёвки до другого. Но то ли снега было слишком много, во всяком случае, перила оказались на уровне наших щиколоток, так что обошлись без них.
Последний участок перед плато – узкая тропинка, и люди выстраиваются в очередь, чтобы преодолеть последние метры. Артём сказал: «Теперь ты видишь эту точку и не дойти уже не можешь». И вот шаг за шагом ты поднимаешься к небольшому скальнику, на котором закреплена табличка – 5642 метра. К ней снова очередь – все хотят пофотографироваться на этом знаковом месте. И мы тоже, конечно. Я вынула из рюкзака любимую мягкую игрушку дочери, кота в сапогах с приколотым на груди значком «Эльбрус», и тоже засняла её. Такой наказ был получен от Алисы – мол, если не я, то пусть хоть частичка меня побывает на вершине.
Теперь надо было торопиться вниз. От давления голову будто обложили ватой, звуки доносились приглушённо. Я захватила с собой юбку, теша себя надеждой на красивые и необычные кадры, но не то что переодеться – даже вытащить её не было сил. Мне хотелось плакать, но дело обошлось несколькими слезинками, скатившимися по щекам. Спускаться было тяжело, но с каждым шагом делалось легче – мы возвращались на землю.
К пяти вечера мы дошли до приюта, захватили свои большие рюкзаки и отправились к подъёмнику. Потом сидели на дороге в Терсколе, ждали машину, и вид у нас был диковинный. Уставшие, потрёпанные, опустошённые… Другими оттуда не спускаются. Но внутри нас – железный стержень. Мы сделали это, мы смогли.
А на следующее утро мы поехали в Крым, чтобы купаться в море и восстанавливать силы. Но это уже другая история.

Альбина БАЙГИЛЬДИНА,
корреспондент, фото Олеси КОТЕНЁВОЙ.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии