Cутки В ДКО

«Коммунисты люди особого склада…».
И. Сталин

No pasaran!

В марте далёкого уже 2015 года я сопровождал одного журналиста в ополченческую бригаду «Призрак» покойного ныне Алексея Мозгового. А конкретно – в интернациональное подразделение «ДКО – Добровольный Коммунистический Отряд» под командованием командира, тоже ныне покойного, с позывным «Добрый».
О точном расположении места базирования отряда нас тогда сразу попросили не писать, так как линия фронта проходила буквально в трёх десятках километрах. Ныне же, ввиду изменения дислокации, вопрос этот не критичен, так что можно написать, что отряд стоял в посёлке Комиссаровка, неподалёку от города Алчевска, основного места базирования бригады на тот момент. Это была бывшая колония, жилые «кубрики» бойцов располагались на первом этаже, в полуподвальных помещениях, так как верхние этажи были разбиты артиллерией противника и периодически простреливались миномётами. Самыми шикарными «номерами» считались бывшие камеры штрафного изолятора как наиболее защищённые от артиллерийского обстрела. В одном из таких «номеров», по соседству с командирами, нас и расположили.
О некоторых людях, бойцах отряда, тоже просили не писать, чтобы не навредить им. Но и это теперь неактуально, а значит, можно поделиться отдельными моментами, так как люди в отряде были крайне интересные. Например, иностранцы, все эти приехавшие по зову сердца и убеждений итальянцы, испанцы, французы, немцы и сербы. Помнится, итальянцев поначалу я принял за наших дагестанцев (так похожи!), пока мы не разговорились. Как стало известно потом, одного из них после возращения на родину посадили в тюрьму за участие в боевых действиях на стороне народных республик.
Был в отряде взвод представителей братских среднеазиатских республик под началом командира со звучным позывным «Талиб». Они, как и группа из взвода чеченцев, тогда только отличились в прошедшей в январе-марте 2015 года «Дебальцевской операции» при взятии населённого пункта Чернухино. Были в отряде и два православных монаха, как это ни странно. Один из них рассказал, что основным мотивом перехода из одного отряда в другой для него стало отсутствие воинской дисциплины там и наличие образцовой тут.
Но особо хочется упомянуть, что в отряде рядовыми бойцами служили профессоры и доктора наук из вузов страны, несколько известных писателей и историков. До сих пор свежо воспоминание о том, как с одним из них разговорились о творчестве Ивана Ефремова, пока он помогал группе бойцов ремонтировать трофейный БМП (боевую машину пехоты).
Буквально через месяц после нашего к ним визита на Алексея Мозгового, командира бригады «Призрак», было совершено покушение. К сожалению, успешное.
Так Новороссия лишилась одного из ярких и харизматичных её вождей, поднятых из толщи народа на командные вершины в трудную для неё годину.

В Комиссаровке

В Добровольный Коммунистический Отряд (ДКО) механизированной бригады «Призрак» (в дальнейшем ДКО МБр «Призрак») А. Мозгового мы прибыли вечером. Встретил и сопроводил нас политический комиссар бригады с позывным «Катран». В расположение подразделения мы приехали, можно сказать, с шиком – на трофейном бронированном автомобиле КрАЗ «Раптор», не так давно принятом на вооружение ВСУ. (Исходя из сегодняшних реалий, видя, как обстоит дело с украинской «оборонкой», можно смело сказать, что сделано их было не так много.) ДКО пополнилась одной из этих машин после дебальцевской операции. Бригада вообще была полностью «на подкормке» у украинской армии: ей доставалось всё, от стрелкового (трофейного или купленного) оружия до боеприпасов к БМП артиллерии и танкам.
В расположении ДКО МБр «Призрак» царила обыденная суета отлаженного военного механизма. Начальник караула, даже выйдя к приехавшему «Раптору», проверял по рации своих. Сами же бойцы, несущие в этот вечер караульную службу, при встрече вглядывались в лица вновь прибывших, стараясь их запомнить.
Нас провели в помещение штаба подразделения, где дежурный старший офицер по отряду подробно расспросил о том, что нас интересует, чем бы он мог помочь. После беседы нас отвели в кубрик где мы должны были разместиться, а минут через двадцать угостили поздним солдатским ужином.
Мне уже доводилось видеть иные отряды ополчения Новороссии, и ДКО действительно сильно отличается от многих из них. Не только тем, что большая часть его бойцов – это добровольцы из России и других стран. И не тем, что в его рядах много близких по духу и убеждениям людей. Полной неожиданностью было встретить в качестве рядовых бойцов тех, над чьими книгами и статьями буквально вчера приходилось размышлять и спорить с товарищами.
Год назад я с несколькими ребятами был в Западной Сибири, когда там вовсю кипели предвыборные баталии. А город, в котором мы работали, Новосибирск, возглавил Анатолий Локоть. Персона в системной оппозиции Сибири знаковая и сильная. Но вот прошёл год – и некоторые из этих сибиряков с оружием в руках отстаивают интересы жителей Новороссии.
Не менее приятной новостью лично для меня стало то, что в составе ДКО были добровольцы из Башкортостана и Челябинской области. Чуть позже, если будет возможность, можно будет написать и о них.
Утром нам предложили стать зрителями процесса учебно-тактической подготовки стрелковой группы при выполнении задачи подхода к населённому пункту, его прохождения и отступления из него. Нельзя сказать, что в отряде всё отлично – были и недоработки, и недочёты, и организационные трудности, и нехватка разного рода военных специалистов.
Пока на построении шла утренняя перекличка, я пошёл осмотреть парк повреждённой, но, по заверению бойцов отряда, восстановимой трофейной техники, захваченной при ликвидации дебальцевского котла. На улице наряд, определённый на кухню, готовил дрова. Как рассказали бойцы, расположение отряда ещё совсем недавно систематически обстреливалось артиллерией ВСУ, в чём можно убедиться, посмотрев на верхнюю часть здания. И лишь после ликвидации котла тут стало значительно тише.
Часть трофейной техники из ремонтного дворика, которую удалось быстро привести в порядок, к нашему приезду уже была перемещена на другие объекты. Во дворике находилось лишь несколько единиц бронетехники, которые, видимо, пока отремонтировать не удалось.
После завтрака были учения с выходом в близлежащий населённый пункт. Как заметил проводящий их инструктор, правильнее называть их «нудно-тактическими учениями».
При выходе с территории расположения отряда заметил на верхотуре, рядом с серпасто-молоткастым полотнищем и флагом ЛНР, огромный стяг со строгим ликом Спаса Нерукотворного.
После обеда, сев в микроавтобус, мы убыли в Алчевск.

Поездка в Чернухино

Перед этим выездом мы почти сутки находились под Алчевском. Командование ДКО нашло время и возможность помочь нам с транспортом и сопроводить в только что освобождённое Чернухино. И мы отправились в те места, где сражались в Великую Отечественную войну наши земляки из 112-й кавалерийской дивизии под началом легендарного генерала Шаймуратова.
Проехать в Чернухино мы попытались через птицефабрику, однако встреченные местные жители предупредили, что после отхода ВСУ там не везде ещё побывали сапёры ополчения, а потому рисковать не стоит. Поэтому мы вернулись на основную трассу и двинулись к этому населённому пункту по другому маршруту. Он совпал с одним из направлений наступления на Дебальцево через Чернухино, о чём свидетельствовали многочисленные воронки.
Перед бывшими блок-постами ВСУ все поля густо усеяны разнокалиберными следами работы «арты» ВСН (Вооружённые силы Новороссии). Встретилась даже глубокая воронка, как пояснили сопровождающие, полученная в результате разрыва 230 мм снаряда (ранее следы от подобного калибра мне видеть не доводилось). Вдоль шоссе, по которому мы двигались, тут и там в полях были видны оперённые остовы отработавших «градов». Остановившись, мы осмотрелись, но отходить от трассы было крайне рискованно в виду всё той же опасности подорваться на минах.
Местами остатки «зелёнки» будто бы грубо подстрижены и прорежены гигантскими ножницами – видимо, это работа миномётов. Ближе к Чернухино упавшие на дорогу деревья, раздавленные траками БМП и танков, стали попадаться чаще.
Перед въездом со стороны птицефабрики встретили остов сгоревшего «Урала». По тактической разметке (белым полосам) было видно, что грузовик принадлежал ВСУ. На въезде в поселение – блок-пост. Показав документы, ополченцы вежливо поинтересовались, куда и зачем движемся. Так же вежливо ответили, что едем посмотреть на село и памятники нашим конникам из 112-й кавалерийской дивизии, воевавшей тут в 1943 году. Ополченцы понимающе кивнули, подсказав, где, что и как посмотреть.
Въехали в Чернухино и встретили ещё одну группу ополченцев. Представившись, попросили уточнить, как проехать к памятнику башкирским конникам. Ополченцы, не забыв проверить документы, объяснили маршрут.
С этой стороны Чернухино разрушено не сильно. Видно, что снаряды «арты» ВСУ падали хаотично. Во многих домах разбиты крыши, выбиты окна, посечены осколками стены.
Тем не менее, жизнь продолжается. То тут, то там стали попадаться местные жители. В некоторых местах разбитые крыши заделывали шифером, где-то же прорехи просто заткнули полиэтиленом.
Проехав мимо раздавленной танками «девятки», оказались у основания возвышенности, на которой и стоит памятник нашим конникам. Место как бы господствует над частью Чернухино. Отсюда та часть, через которую мы въехали в поселение, видна как на ладони. Видимо, поэтому ВСУ оборудовало тут серьёзный оборонительный рубеж с окопами, блиндажами и экскарпами для бронетехники. Возле памятника была огневая точка для крупнокалиберного пулемёта, обложенная бетонными блоками, вырыты ходы сообщения. Рядом – пара захламленных солдатских блиндажей.
Когда шли к памятнику, я всё время смотрел под ноги, стараясь, лишний раз ни к чему не прикасаться. Несмотря на заверения сопровождающих, что на этих укреплениях поработали сапёры, тем не менее, ожидал увидеть какой-нибудь опасный предмет, оставленный по недосмотру. Уже вблизи памятника, смотря на гильзы от крупнокалиберного пулемёта, разбросанные вокруг огневой точки, а потом на раскинувшееся внизу Чернухино, подумал, что именно тут, наверное, когда-то стояли наши конники, а Миннигали Шаймуратов так же оглядывал укрепления немцев и раскинувшиеся внизу улочки Чернухино.
После пошли на другой опорный пункт. Дорога шла вдоль лесополосы, под ногами – следы бронетехники. На этом пункте также находится укреплённая огневая точка для крупнокалиберного пулемёта. Всюду разбросаны части от разорванной до основания БМП-2 – то ли уничтоженной прямым попаданием «арты», то ли выстрелами из РПГ. Рядом – блиндаж, разбитый прямым попаданием.
Пообщавшись с сельскими жителями, собрав фотоматериал, после обеда убыли в расположение бригады в город Алчевск.

Ильдар АТАУЛЛИН,
Бреды-Кизил, осень 2022 г.

1.5 2 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии