Следствие вели… ученики

Ученикам Полоцкой школы везло на хороших педагогов, влюблённых в свою профессию.

Проверка работой

… — А классным руководителем вы были когда-нибудь? — спрашиваем мы.
— Да, была. В 1971 году меня назначили директором школы. Я приступила к своим обязанностям, но вскоре очень серьёзно заболела старшая дочь. Нас ждали несколько операций, массажи, уколы, таблетки. И за летние каникулы мы с мужем решили, что мне нужно уйти с этой должности.
— Вот ОНО! — переглянулись мы с Антоном. — Вот он, тот самый момент, когда личное ставится выше общественного. Ну, вот и всё! Спор с нашим классным руководителем мы выиграем! Она-то нас убеждала, что учительство – это всегда выбор в пользу других. Что теперь скажет?
— Вам стало трудно всё совмещать? — почуяв удачу, мы боялись её спугнуть. — Вы и директор, и учитель-русовед, и жена, и мама заболевшей девочки… Нужно было от чего-то оказаться, да?
— Нет. Решение уйти из директоров было принято не потому, что меня испугали трудности. Просто я не могла допустить, что буду работать хуже, чем могла бы, да и для дочки в тот момент моя любовь и поддержка были особенно важны.
Мы с Антоном сникли. Думали, что стали свидетелями выбора в пользу себя, любимой, а оказалось, что и здесь на алтарь было положено не общественное. Судите сами: не буду руководителем, потому что не в полную силу буду выполнять эту работу! Разве это личное?
Мы поняли, что искать дальше бесполезно. Можно было заканчивать наше расследование. Но Мария Васильевна так интересно рассказывала о своих классах и учившихся в них ребятах, что мы не удержались и по привычке стали засыпать её вопросами.
— В памяти остался один из первых выпусков – Миша Лебедев, Надя Скрипичникова, Саша Чумаков и другие. Какие это были дети! Дружные, открытые, весёлые. С ними мы участвовали во всех смотрах, соревнованиях. За победу в смотре строя и песни нас однажды наградили бесплатной поездкой на Банное озеро. Дети были счастливы! Ещё мы собирали макулатуру и металлолом, вместе выходили на субботники, работали в школьном саду. Да чего мы только ни делали! Я их до сих пор вспоминаю и очень люблю.
Слушать Марию Васильевну можно было бесконечно. Но старые часы своим боем напомнили нам, что пора и честь знать. Договорились встретиться на следующий день – мало ли какие мысли могут прийти в голову за ночь?
Вечером мне позвонил Антон.
— Слушай, Юлька, — сказал он, — а внуки?
— Какие внуки? Чьи? — не поняла я.
— Ну, Марии Васильевнины же! — с досадой на моё непонимание заворчал Антон. — Ты же сама говорила, что надо проверять эмоциями, чувствами сильными. А внуки – это же эмоции? Все говорят, что дети – это дети, а вот внуки – это да! Вот тебе и эмоции. А Мария Васильевна нам про них ничего не рассказывала. Может, чего скрывает?
— Молодчина, Антон! — обрадовалась я последней зацепке в деле проверки на профпригодность. — Внуки – это ещё какие эмоции! Завтра в 20.00 у ворот.

Проверка внуками

Вот о ком Мария Васильевна и Владимир Алексеевич могли говорить часами! Нам показали все, какие только были в доме, фотографии любимых внучат. Их у супругов Чумаковых двое: Олеся от старшей дочери и Юрий от младшей. Но предметом особой гордости является их правнучка Марта.
— А внуки не отвлекали вас от работы? Ведь они же приезжали, требовали внимания.
— Ну конечно, требовали! — соглашается с нами Мария Васильевна. — Но знаете, какую вещь я поняла, когда они появились?
— Какую? — хором откликнулись мы с Антоном.
— Вот когда надо работать учителем! — гордо сказала Мария Васильевна.
Мы озадаченно молчали. Она поняла, что нужно пояснить.
— Когда появились внуки, я ко всем детям стала относиться по-другому. Я их полюбила всех! Хороших и плохих, отличников и двоечников, рыженьких и чёрненьких. Вот тогда я поняла, в каком эмоциональном состоянии должен находиться учитель, и хорошо, что мне удалось в таком состоянии поработать. Хотя не за горами была пенсия.
— Говорят, что это очень тяжело – уйти на пенсию.
— Когда вся твоя жизнь была подчинена расписанию, общему делу, каким-то идеям, конечно, нелегко сразу без этого обойтись. Но мне и не давали стать пенсионеркой, так как периодически вызывали в школу – то подменить кого-нибудь на время болезни, то поработать в группе продлённого дня. Так что переход из статуса учителя в статус пенсионера прошёл сравнительно легко, безболезненно. Ну и потом, я же была не одна. Рядом был любимый и любящий муж. 7 ноября 2012 года у нас была изумрудная свадьба – 55 лет вместе. Часто приезжают дети, внуки… Это самые главные люди в моей жизни. И я благодарна судьбе за то, что они у меня есть! За каждый прожитый день!
— А если начать жизнь сначала? — задали мы провокационный вопрос. — Что бы вы изменили?
— Может быть, профессию? — сыронизировал Антон.
— Ни одного дня! — чуть подумав, ответила Мария Васильевна.
Что тут ещё скажешь?..

Заключение

Я не могла дождаться того дня, когда смогу рассказать своему учителю всё, что нам с Антоном удалось открыть.
Наталья Николаевна ждала нас.
— Если вы мне сейчас начнёте читать строки «не смейте забывать учителей!», я вас даже не буду слушать! — воскликнула она.
— Почему? — возмутился Антон (он всегда возмущается, «имидж» у него такой).
— Не люблю!
— Да почему? — не унимался Антон.
— К учителю предъявляют такие запредельные требования и в работе, и в быту, и в жизни, и в отношениях, даже в обычном разговоре, как будто он не человек, а наполненный образцовыми моральными нормами и знаниями робот! Слишком разнятся высокий заказ на учителя и его невысокий (даже, как правило, низкий) социальный статус. И тут вдруг: «не смейте забывать!». Не от людей зависит отношение к учителю, это, на мой взгляд, государственная политика, если хотите. Согласны?
— Наверное, — не переварив окончательно сказанное, согласились мы.
— Ну, показывайте, что там у вас! — кивнула Наталья Николаевна на пухлый пакет, принесённый нами.
Мы выложили на стол стопку исписанных листов, фотографий, записок, черновиков, вырезок из газет… Наталья Николаевна сразу взялась за фотографии. На каждой была Мария Васильевна Чумакова – любимый ею учитель, повлиявший на выбор профессии, на знания, прививший любовь к родному языку, давший направление, вектор будущей взрослой жизни, ставший для неё образцом.
Мы показывали наши записи, зачитывали отрывки сочинений и рассказывали, рассказывали, рассказывали…
— Господи, ну какие же вы молодцы! — похвалила нас Наталья Николаевна. — А что же с «миссией»? Теперь вы согласны, что профессия учителя больше, чем просто профессия?
— Согласны, конечно! Учитель – это действительно больше, чем профессия. Только как это объяснить?
— А вот так! — и Наталья Николаевна рассказала нам притчу, которая так и называется – «Главная задача учителя» (читай «миссия»).
«Однажды ученики спросили учителя, какова его основная задача. Учитель, улыбнувшись, сказал:
— Завтра вы об этом узнаете.
На следующий день ученики отправились на прогулку в горы. К обеду, уставшие и проголодавшиеся, они сделали привал и решили пообедать. Овощи и рис, которые захватил с собой учитель, были весьма щедро посолены, а потому ученикам захотелось пить. Они стали искать источник воды, только учитель не участвовал в поисках. Так и не найдя воды, они вернулись обратно. Но тут учитель сказал: «Источник, который вы ищете, вон за тем холмом».
Ученики утолили жажду и вернулись к учителю, принеся воды и для него. Но он отказался, показав на полный сосуд, стоявший у его ног.
— Учитель, почему же ты сразу не дал нам воды, если она у тебя была? — спросили ученики.
— Я выполнял свою задачу: сначала я пробудил в вас жажду, которая заставила заняться поисками источника, так же, как пробуждаю в вас жажду знаний. Затем я показал вам источник, чтобы поддержать вас. А взяв с собой воды, я подал пример того, что желаемое может быть совсем рядом, стоит лишь позаботиться об этом заранее.
— Значит, главная задача учителя в том, чтобы пробуждать жажду знаний? — спросили ученики.
— Нет, — ответил учитель, — главная задача учителя – воспитать в ученике человечность и доброту, и принесённая для меня вода подсказывает, что свою главную задачу я пока что выполняю».
— Да! — подвела итог Наталья Николаевна. — Не хочется много рассуждать о безграничной любви к педагогической профессии. Но одно я знаю точно: чтобы нести свою миссию достойно, нужно любить то, что преподаёшь, и любить тех, кому преподаёшь. Дать интересный урок – прекрасно, блестяще знать свой предмет – замечательно. И всё же главное – умение обратиться к душе и сердцу человека. Миссия учителя – заботиться не столько о передаче знаний, сколько о внутреннем развитии ребёнка.
Учителю нельзя превратиться в «урокодателя». Ведь это не просто профессия, а особая миссия, особый склад души и ума. Учитель – это ответственность, самоотдача, терпение, приумноженное знаниями, мастерством и творческим потенциалом. Тем, кто выбрал для себя профессию учителя, приходится невероятно трудно в течение всего пути, потому что стремиться сделать счастливыми других и быть способным хотя бы на время забыть о своих интересах – очень сложно.
Роберт Рождественский когда-то написал такие строки:
«Вы знаете, мне по-прежнему верится,
Что если останется жить Земля,
Высшим достоинством человечества
Станут когда-нибудь учителя».
Как высоко оценил учительскую миссию поэт – «высшее достоинство человечества»! Вот только хочется, чтобы это было не «когда-нибудь», а именно в наши дни. И так не хочется, чтобы на работе учителя был поставлен гриф «миссия невыполнима».
От всего сердца поздравляем Марию Васильевну Чумакову, всех учителей, работавших в Полоцкой школе в разные годы, с прошедшим Днём учителя! Бесконечно благодарны за всё, что вы сделали и продолжаете делать для всех нас. Спасибо вам!

Юлия ЩЕРБАКОВА,
Наталья РЫЧКОВА,
выпускницы Полоцкой школы.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии