Следствие вели… ученики

Ученикам Полоцкой школы часто везло на хороших педагогов, влюблённых в свою профессию.

«Эта девушка похожа на Вас!»

История эта произошла несколько лет назад. Мне срочно нужно было встретиться со своим классным руководителем. Говорят, что раньше ученики могли прийти к своему учителю и поговорить с ним «за жизнь» за чашкой чая. Как-то не верится!

Моя бабушка – Татьяна Александровна Щербакова – тоже работала учителем. Вспоминая её рассказы, представляя тот трепет, который испытывали ученики тех времён, сомневаюсь, что они вот так запросто могли прийти к учителю домой и обсуждать, что захочешь. Ну не могло этого быть!

Нет, это был не страх (хотя дети того времени не были такими раскованными, как теперешние), не раболепие (ведь Учитель никогда не будет растить в маленьком человечке рабскую покорность!), это была та степень уважения, которая не позволяла панибратства, негативной иронии, даже мысли (!), порочащей Учителя.

… Был воскресный день. Мы прошли в комнату, заставленную коробками с альбомами. Они были большие и маленькие, толстые и тонкие, старые и уже современные, с прозрачными файловыми кармашками. Отдельной стопкой на столе лежало несколько фотографий, на которых были запечатлены группы людей. Похожий снимок Наталья Николаевна держала в руках.

— Посмотри, это учителя! «Первый учительский коллектив нашей школы», — прочитала на обороте Наталья Николаевна и бережно передала мне в руки снимок. Он был старый, но хорошо сохранившийся, несмотря на дату – 1965 год. Больше полувека назад!
Я внимательно смотрела на коллектив первых учителей нашей школы. Нашла знакомое лицо:

— А вот эта учительница похожа на нашего Антона (это был одноклассник).

— А это его бабушка – Галина Максимовна Еринова. Она была одним из первых учителей русского языка и литературы в нашей школе. А это Екатерина Владимировна Сошникова – сильнейший математик! А вот Александр Михайлович Федотов – первый директор нашей школы, учитель истории. А это Зоя Петровна Чернева – из начальной школы, моя первая учительница. И твою бабушку тоже учили они, эти люди. Ты поспрашивай её, она тебе многое может рассказать.

— А вот эта девушка похожа на вас!

— Правда?!- обрадовалась Наталья Николаевна. — Это моя мама – Зинаида Васильевна Андронова. Ей здесь всего 26 лет. Мама была первой пионервожатой в нашей школе.

Я слышала много знакомых фамилий. Они и сейчас есть в нашем селе, их носят потомки тех, чей снимок я держала в руках. А один даже учится со мной в одном классе, сидит на соседней парте – Антон!

— А любимый предмет в школе у вас был? — спросила я и, спохватившись, что Наталья Николаевна преподаёт нам историю, ответила сама:

— А, ну конечно, история!

— Ты знаешь, нет. Хотя история мне очень нравилась, любимым предметом был русский язык. Ему меня учила Мария Васильевна Чумакова – сильнейший словесник! Я обожала её уроки! Для меня она была совсем не такой, как все остальные учителя. Она была… неземной! Всегда одета «с иголочки», в школе всегда в туфельках, даже в самые лютые морозы. Безупречный макияж и причёска. Мне она казалась сошедшей с обложки модного журнала. Я боялась пропустить её малейшее движение, слово, взгляд… Даже ругала она нас (и такое бывало) как-то изящно!

— Дома, после уроков, я вытаскивала весь мамин гардероб и играла «в Марию Васильевну»: надевала каблуки, взбивала в причёску волосы, красила морковным цветом губы и учила кукол-мишек русскому языку. И язык я знаю и люблю именно поэтому – потому что любила учителя.

— И поэтому сами им стали?

— Да нет. Это случайность. Хотя, наверно, всё же не случайно. Ведь я почти 30 лет в профессии и…

— Сколько? — ужаснулась я.

— 30! Это не мало, конечно, но, поверь, и не много. Люди отдают этой профессии всю жизнь. Вот Мария Васильевна как раз из таких. Придя в эту профессию, из неё нельзя просто взять и уйти. Знаешь, что интересно? Каждый год я подумываю уйти из школы, из профессии… А в конце лета ловлю себя на мысли, что жду 1 Сентября, строю рабочие планы. Да, наверное, правильно говорят, что учитель – это не профессия…

— А-а, слышала-слышала, это диагноз!

— Нет, что ты! — засмеялась Наталья Николаевна. — Говорят, «учитель – это миссия».

— Как это? — не поняла я.

— А вот давай-ка разберись с этим вопросом сама. Возьми в помощники Антона. Поговорите с твоей бабушкой, с выпускниками нашей школы, просто с людьми. И скажете мне потом, действительно ли это миссия?

— А можно, я возьму эту фотографию?

— Да, конечно! — легко согласилась Наталья Николаевна.

Мы простились. Весь вечер я «висела» на телефоне и рассказывала Антону, какая у него бабушка, какие раньше были учителя и ещё о многом. Моя бабуля, слушая рассказ, вставляла свои замечания-воспоминания, которые я тут же передавала Антону. И каждое моё предложение начиналось словами «Ты представляешь?!».

Уснуть я не могла долго. Всё представляла себе ту, о ком с таким восторгом и благодарностью рассказывала Наталья Николаевна. Кто она? Какая? Как появилась в нашем селе? Почему осталась, а не уехала назад? Как смогла всю свою жизнь проработать учителем? И что такое миссия? Может быть, это непрерывная работа на одном месте? А вот есть такая река – Миссисипи… Говорят, что это самая глубокая река в мире… Может быть, миссия – это глубокое знание своего предмета? Мысли путались… Но я точно знала, что буду делать завтра. И Антон мне в этом поможет!

Этапы жизненного пути

Вы видели, как огромен и прекрасен мир, в котором мы живём? И каждого из нас вводит в этот мир учитель. Детство – школа – учитель. Это три неразрывных понятия, образующих равносторонний треугольник. А всем известно, что треугольник – самая устойчивая геометрическая фигура.

Мы все знаем, кто это – Учитель. И знаем, чем он ежедневно занимается. Но сейчас всё чаще мы слышим, что учительство – это миссия. «Миссия – предназначение к чему-либо важному, ответственная роль в большом деле, второстепенность личного в деле продвижения важной идеи для общества».

Действительно ли это так? Почему не все получившие педагогическое образование специалисты остаются в профессии? Или всё-таки учитель – это не просто профессия? Докажем или опровергнем это на примере одной человеческой биографии.

Мы созвонились с Марией Васильевной и договорились о встрече.

Рассказ её о себе начался с родительской семьи. И это не случайно. До сегодняшнего дня она глубоко убеждена в правильности народной мудрости: «Ребёнок учится тому, что видит у себя в дому». Именно оттуда, из семьи, берут свои истоки будущие человеческие победы и пороки.

Мария Васильевна Чумакова (Сысоева)

Начало

— Я родилась в г. Боротинск Сорочинского района. Папа работал на руководящей партийной работе, и его постоянно перебрасывали с места на место на трудные участки. Именно поэтому в 1937 году семья оказалась в г. Магнитогорске.

Семья была небольшой – родители и две дочери. Но вместе с нами жили бабушка и её сестра с ребёнком, так что и немаленькой. Жили дружно. Мама не работала, домохозяйничала. Она закончила 4 класса. Очень хорошо шила, ходила на курсы, занималась воспитанием детей.

Папа постоянно был на работе, но это не значит, что он не занимался нашим воспитанием. Он очень любил читать и читал много! Это ли не положительный пример для подражания?

В 1950 году я окончила 10 классов школы №31 г. Магнитогорска. Тогда школы были раздельные – для девочек и мальчиков. Однако, несмотря на то, что учились мы сплошь юные леди, я помню, как подшучивали над учителями и нарушали дисциплину, что больше свойственно забиякам и хулиганам мальчишкам. Во все времена дети есть дети.

Люди, чьё детство выпало на военные годы, редко обходят в воспоминаниях то тяжёлое время. Мария Васильевна – не исключение. Её голос стал заметно тише:

— В 1941 году, когда началась война, хорошо помню, как мы ходили по госпиталям (они были и в Магнитогорске) с самодеятельностью. До сих пор помню то стихотворение, рассказанное раненым бойцам. Ещё мы ходили на швейную фабрику, пришивали пуговицы к гимнастёркам, отправляемым на фронт. Делали подарки для воинов, вышивали кисеты, клали туда записки. Собирали по квартирам шерстяные вещи. Всё отправляли посылками на фронт. И каждый молился за нашу победу, за жизнь наших солдат, защищавших мирное население.

После школы сложностей с выбором не было – Марии Васильевне нравилась педагогика. В семье учителей не было, так что это было не продолжение династии, а осознанный выбор 18-летней девушки. Хотя сколько она себя помнит, в детстве мечтала быть лётчиком, а никак не учителем. Но ведь, в конце концов, и в учительской профессии можно достичь заоблачных высот!

И в 1951 году Мария Сысоева поступила в Магнитогорский педагогический институт, где проучилась три года.

Как лучшую студентку её оставляли при институте, но ей хотелось посмотреть страну. Её просьбу удовлетворили – молодой специалист Мария Васильевна была направлена на Дальний Восток. «За большими заработками», — смеётся она. Так, вместе с одной из подруг она попала в школу Яковлевского района.

— Проработала я там год, — вспоминает Мария Васильевна, — потом вернулась в Магнитогорск, работала в детском саду. С обеспечением тогда было плохо, в магазинах лишь пустые полки. Да и с работой было туго. А мне хотелось работать по специальности. Как-то сказали, что в Полоцке есть вакансия учителя русского языка и литературы. И я поехала.

Поехала, хотя совершенно не представляла, что такое Полоцк и где он находится. Как городской девушке приспособиться к деревне? Но всё это казалось неважным. Ведь молодость тем и отличается, что ей не страшны никакие трудности и преграды. У молодого педагога были азарт и абсолютная уверенность в том, что всё получится. А главное, была огромная любовь к своей профессии!

Так она оказалась в Полоцке.

Продолжение следует.

Юлия ЩЕРБАКОВА,
Наталья РЫЧКОВА,
выпускницы Полоцкой школы.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest

1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
татьяна
татьяна
1 месяц назад

Читала со слезами на глазах — это о моей мамочке, красавице, умнице, самого позитивного, честного и прекрасного человека. Спасибо за прекрасную публикацию.