Капелька из прошлого

Прежде, чем отправляться за границу, нужно увидеть красоты родного края.

Отпуск должен быть вкусным

— Кумыс бар мы?

— Корот каряк ине. Бар мы?

Девушка за соседним столиком произносила знакомые башкирские слова как-то особенно вкусно, мелодично. При этом подчёркнуто правильно – так делают люди, редко пользующиеся родным языком в обычной жизни. Так и оказалось: замужем за русским парнем, проживают сейчас в Татарии. На родину жены приехали в отпуск и часть его решили провести в Бурзянском районе, став гостями компании «Капова Тур». «Гвоздём программы» был сплав по красавице Агидели.

Что касается продуктов, о которых она спрашивала, то все они на кухне были и по очереди выставлялись на стол: и корот к бишбармаку, и сметанка к хлебу, и свежие лепёшки к чаю, и мёд. И кумыс с медовухой в завершение обеда. Угощали даже жертвенной бараниной. Здесь это называют «погружением в национальную кухню» – когда гости турфирмы пробуют множество самых разных башкирских блюд. Да и в целом едят сытно и вкусно. Организаторы считают: те же впечатления от местных красот, но сдобренные хорошей национальной кухней, становятся ярче и теплее. И это один из плюсов этнического туризма.

Вообще, сплавы по Агидели – на сегодня, пожалуй, самый известный и разрекламированный вид отдыха среди туристов. На территории Бурзянского района река прорезает с востока на запад горные хребты Южного Урала, так что за каждым поворотом тебя ждут живописные скалы, на которые не устаёшь любоваться. Впрочем, среди водников это направление было популярным ещё в советское время – тогда в заповедной зоне, пролёгшей по территориям Белорецкого и Бурзянского районов, по реке Белой проходил 59-й всесоюзный туристический маршрут, и над водой в вечерней тишине разносились строки про «изгиб гитары жёлтой». Но затем страна распалась, и туризм на долгие годы выпал из поля зрения государства. Люди, конечно, всё равно сплавлялись, но «дикарями», кто во что горазд. Следствием такого «отдыха» были бутылки и груды мусора на берегах. Смотреть на это местным было больно.

Нужник – дело нужно

Один из таких местных жителей, учитель географии Урал Халиуллин, решил хоть немного упорядочить турпоток и организовал туристско-экскурсионную фирму, которая занялась сопровождением путешествующих. Было это больше двадцати лет назад. Организацию назвали «Капова Тур» и начали с малого – с обустройства на побережье стоянок, правильно рассудив, что «островки цивилизаций» позволят сохранить на берегах относительную чистоту и порядок. Ведь лучше один постоянный лагерь, чем хаотично разбросанные по берегам стоянки, а на них – костровища и мусор.

Сегодня таких стоянок в верховьях Белой у фирмы – с десяток, и каждая называется по-своему: Три брата, Разбойничья, Сказка… Накануне сезона и в его разгар инструкторы строят и ремонтируют здесь столы, навесы, туалеты, ведь стоянки, как правило, – это места ночных привалов, так что наличие сортира – отнюдь не прихоть. Сплав может быть и недельным.

Туризм с годами развивался, фирма «прирастала». В деревне Миндигулово, что в 20 километрах от Каповой пещеры, была построена база отдыха с деревянными коттеджами. Сделав ставку на этнотуризм, её сотрудники разработали специальное меню и приобрели национальные костюмы. Туристы с удовольствием примеряют их, устраивают фотосессии.

Была также расширена программа – в неё включили не только летние сплавы, но и осенние, и зимние развлечения. Например, в сентябре здесь можно провести выходные, наслаждаясь осенним убранством скал. Зимой вам предложат покататься по лесу на лыжах или санях, устроить пикник у зимнего костра, попариться в баньке.

И тут – небольшая ремарка.

«Разгрузить» лето

Вообще, с таким фактором, как сезонность, бороться трудно. В туризме есть высокий сезон, средний, низкий, и это – данность. Лето, как правило, кормит весь год. Зато зимой люди скучают у телевизоров. Все развлечения сводятся к походу на ёлку и катанию с горок. Можно ли переломить ситуацию, сделав туризм всесезонным?

Как пишут СМИ, по итогам 2021 года Башкирия вошла в топ-10 направлений внутреннего туризма в России: в республику прибыло 3,5 млн туристов (на 600 тыс. больше, чем в 2020 году), и потратили они там 13 млрд рублей. По прогнозам властей, в этом году туристов будет ещё больше – около 4 млн человек. В эту сферу активно вкладываются – государство привлекает в индустрию частный бизнес, тот, в свою очередь, получает различные преференции. Неудивительно, что видов туристского досуга становится всё больше.

А что с топ-10 направлений в самой республике? Один из самых популярных маршрутов – пещера Шульган-Таш в Бурзянском районе, ежегодно принимающая десятки тысяч человек. К ней-то чаще всего и сплавляются туристы. В июле этого года рядом с пещерой открылся музейный комплекс. Его главная задача – «разгрузить» пещеру, ведь главная беда природных достопримечательностей – неравномерность туристского потока: зимой к ним наведываются единицы, зато летом число туристов в день переваливает за тысячи. В июле, в самый пик, Капова пещера принимает от 1500 до 2000 человек в день. Экскурсионная зона несёт большую нагрузку, и в результате уникальные наскальные рисунки могут быть утеряны.

Туесок с диким мёдом

Сплавы и туры в Бурзянском районе обычно венчает экскурсия в пещеру – она как вишенка на торте. И это действительно так: Шульган-Таш великолепен. Я была здесь трижды, но и в десятый раз сходить не откажусь. Тем более что многое зависит от гида – в этот раз им была Розалия, любящая пещеры в целом и Капову – в частности. Она предлагала группе выключить фонарики и закрыть на минутку глаза, чтобы прислушаться к звукам, ведь один из вариантов, почему пещеру назвали «Каповой», – это падающие с потолка капли воды. Одна из таких приземлилась мне на лоб, и Розалия пояснила – прежде, чем упасть, эта капля проделала долгий путь с поверхности земли, через толщу камней. Путь длиной в двадцать лет. Эдакий привет из прошлого.

Кстати, большинство пещер открываются людям не сразу. Порой и вход найти трудно – это может быть неприметная щель в земле, и, только спустившись глубоко вниз, ты обнаружишь подземный мир, полный чудес и опасностей. Но Шульган-Таш не такой – он из тех, кто любит произвести первое впечатление. Пещера ошеломляет огромной, почти пятидесятиметровой, аркой входа, бездонным Голубым озером, рассказами о страшных находках, черепах девушек, принесённых когда-то в жертву…

Обо всём этом сегодня расскажут и в историко-музейном комплексе «Шульган-Таш», чья экспозиция включает семь тематических блоков («Таймлайн», «Медиазал», «Наскальное искусство» и др.). Но главным экспонатом музея считается собрание репродукций древних наскальных изображений пещеры. Знакомство с ними впереди, так как наш тур состоялся за неделю до открытия музея.

Но одну из новинок мы всё же увидели – это установленную пару лет назад скульптуру мифического коня Акбузата. Она высится на берегу озера Йылкысыккан, недалеко от пещеры. По легенде, из этого озера он и вышел. Местные жители говорят, что в стальных водах Йылкысыккана призрак крылатого коня можно увидеть и сейчас. С эпосом «Урал-батыр» здесь вообще связано многое.

Кстати, инструкторы из «Капова Тур» – сплошь местные ребята, которые хорошо знают легенды и различные истории, связанные с этими местами. Пока мы сплавлялись по Белой, наш спутник, Ильдар, рассказал много интересного: о небольших пещерах, скрытых в скалах, обрамляющих Белую, об исчезнувших деревнях, об обычаях предков, уходящих в прошлое. Мы согласились: нужно прикладывать усилия, чтобы сохранить некоторые из них, хотя бы самые значимые. Такие, как бортевое пчеловодство, например, ведь Бурзян – единственное место на земле, где оно сохранилось. Кстати, этот факт решает проблему с гостинцем, которого могут ждать от вас близкие. Туесок с диким мёдом – что может быть лучше?

Альбина ИШМУРАТОВА, корреспондент, фото автора.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии