Деревья вне закона

Призванные беречь землю от ветров, лесные полезащитные полосы в наше время оказались никому не нужны.

Чтоб капля стекала долго

Про ценность лесов для планеты знают все, даже детсадовцы. Правда, знать – не всегда значит понимать. Можно знать – и относиться наплевательски. Вырубать, бросать в лесу непотушенные окурки, оставлять мусор.

А что дают лесопосадки? Зачем их высаживали, каково предназначение деревьев, высаженных в несколько рядов посреди степи? Вот про это люди знают куда меньше. А ведь ценность лесополос очень высока.

Рассказ нужно начать издалека. В послевоенное время проблема голода никуда не делась: сельское хозяйство было разрушено войной, а тут ещё и засуха. К 1946 году продукция сельского хозяйства едва достигала половины от уровня её довоенного производства. Вот тогда-то правительство и стало принимать меры для предотвращения подобных катастроф (от голода в послевоенный год умерло, по разным оценкам, от 0,5 до 1 млн человек, переживших самую грандиозную в истории человечества войну). В частности, 70 лет назад в СССР начали реализовывать первую глобальную аграрно-экологическую программу, в рамках которой – первым пунктом – значилось создание сплошной сети лесополос шириной от 6 до 200 метров, расчленяющих безлесную степь на изолированные прямоугольные поля и оконтуривающих балки и овраги. Лесонасаждения должны были поглощать поверхностный сток талых и дождевых вод и уже тем самым противодействовать силе суховеев. Леса мешают смыву почвы по склонам и образованию оврагов, уменьшают испаряемость с полей, снижают летние температуры и повышают относительную влажность воздуха. Каждая капля влаги должна как можно дольше стекать к морю, и ничего лучшего, чем снегозадержание и создание запруд, для этого не придумано. На открытых полях, несмотря на все усилия по снегозадержанию, 50-80% талой воды скатывается в балки и овраги. А вот на защищённых лесами 80% влаги впитывается в почву.

Чьи? Да ничьи

Тот самый Великий план преобразования природы, или, как он тогда назывался, Сталинский, был принят правительством в 1948 году. Рассчитанный до 1965 года, проект просуществовал лишь до 1953-го, т.е. до смерти Сталина. Но и за это время были созданы полезащитные полосы протяжённостью свыше 5000 километров, а лесопосадки раскинулись на площади 2,3 млн га (немногим больше половины от плана). Как итог – резко улучшилась окружающая среда, была построена большая система водных путей, выросли урожаи зерновых, овощей, стала создаваться кормовая база для животноводства.

Повсеместно в лесостепных зонах были созданы лесомелиоративные станции, которые этим и занимались. В том числе в Кизильском районе. Из данных, предоставленных местным архивом, Кизильская ЛМС была создана приказом Министерства лесного хозяйства РСФСР №145 от 4 апреля 1969 года «Об организации лесомелиоративных станций, передача лесов в ведение станции».

Вообще, в плане леса району похвастать нечем: он занимает лишь 2,5% от всей земельной площади и на три четверти состоит из мягколиственных насаждений, которые накапливают, а затем равномерно распределяют влагу в почве, очищают воздух от пыли и микроорганизмов, обогащают его кислородом. Но, кроме естественных лесов, силами работников Кизильской лесомелиоративной станции в районе были высажены государственные лесные полезащитные полосы на площади 5 тысяч гектаров.

Опытным путём с годами выяснили: благодаря лесополосам урожайность зерновых культур выросла на 1-2 центнера с гектара, урожайность зелёной массы кукурузы увеличилась до 7 центнеров с га. Благодаря им удавалось собрать по два укоса многолетних трав, растущих не на поливе, а на богаре, если они находятся в непосредственной близости к полосам. Кроме того, лесополосы охраняли поля от ветровой эрозии, от пыльных бурь, оберегая тем самым плодородный слой почвы от выдувания.
Но после 1953 года новый лидер страны Никита Хрущёв переключился на другое направление развития сельского хозяйства – через подъём целины. Многие лесополосы были вырублены, водоёмы для разведения рыбы заброшены, а несколько сот лесозащитных станций просто ликвидировали. Кизильская ЛМС просуществовала до 1 января 1987 года, затем была передана в состав Магнитогорского механизированного лесхоза, в который вошли производственные участки Кизильский, Октябрьский и Измайловский.

Система стала разрушаться и выводиться из строя. Безумная распашка земли в пятидесятые привела к её деградации – в результате плодородие упало, а вслед за ним упали и урожаи. Стали даже появляться первые антропогенные пустыни (!). Это вынудило принять несколько постановлений по борьбе с эрозией почв, в регионах вспомнили про лесополосы и стали выделять на них деньги, хотя и в недостаточном количестве. Вновь появились лесозащитные и лесомелиоративные станции, питомники по выращиванию саженцев. И тогда лавинообразное разрушение земель удалось прекратить. Но тут пришли девяностые: кадров не стало, технику разбазарили, питомники разрушили… В 2006 году лесополосы были выведены из-под ведения Минсельхоза и остались… бесхозными.

А овцы и рады

В Кизильском районе осваивать целину, как мы знаем, начали в середине 1950-х и в короткие сроки распахали больше ста тысяч гектаров земли. Вообще, по южным районам Челябинской области сельхозугодья, по оценке экспертов, составляют 70 процентов территорий, а местами и более. Распашка с неумеренным использованием пестицидов и удобрений, отказ от севооборотов приводят к деградации почв, а неправильный режим орошения (при существовании этой системы) и увеличение испаряемости почвенной влаги привели к появлению солончаков – за последние десятилетия их количество выросло в десятки раз.

Плюс к этому в 1960-е Кизил становится одним из крупнейших овцеводческих районов области: в 1985 году, например, количество голов в совхозах и колхозах доходило до 241 тысячи. И это тоже способствовало изменению почв: там, где ведётся нерегулируемый выпас КРС и особенно (!) овец, теряется травостой, верхний слой земли под воздействием ветра начинает распыляться, а нижний уплотняться. Особенно заметно это возле населённых пунктов, причём необязательно крупных, – их окружает сухая, вытоптанная земля, почти пустыня…

Но вернёмся к лесополосам. Их давними врагами были и остаются пожары, потравы скотом, но в первую очередь – человеческое разгильдяйство.

Примеры того и другого описаны в статье «Зелёный друг просит защиты» (№10 от 24.01.1989 г.), автор которой, инженер охраны и защиты леса Магнитогорского лесхоза В. Лялин, пишет: «…Избавляются от соломы давним, испытанным способом, насколько простым, настолько и варварским, – сжиганием, одновременно выжигая и стерню. В результате горят и повреждаются леса и лесополосы. Так, в совхозе «Богдановский» в начале мая прошлого года от сжигания стерни и куч соломы сгорела государственная лесная полоса на площади 5,5 гектара. Было повреждено 1250 деревьев. Ущерб, нанесённый лесному хозяйству, составил огромную сумму в 12 657 рублей. Есть случаи повреждения полос и в других хозяйствах». И ещё: «Многие жители района, проезжая по трассе на совхоз «Путь Октября», возле посёлка Новый в начале и в середине лета видели по обеим сторонам дороги молодые тополевые и берёзовые полосы, посаженные весной 1988 года. Они радовали глаз, обещая впоследствии стать защитниками полей и дороги от заносов и суховеев. Но в результате усердного «старания» чабанов отделения Новое и личного скота жителей посёлка эти полосы и ещё четыре лесополосы от посёлка были приведены в плачевное состояние, а просто сказать – стравлены до основания на площади 20,2 гектара. Ущерб выразился в 8 787 рублей. На совхоз «Кизильский» оформлен материал о потраве».

Автор возмущён – лесополосы создаются и закладываются для увеличения продуктивности каждого гектара полей совхозов и колхозов, а работники хозяйств стараются косвенно, а то и прямо загубить эти самые лесные насаждения. Для чего тогда нужна их работа?

Зияют прогалами

Сегодня разведение лесных полезащитных полос не ведётся. Государственные лесополосы, то есть те, что находятся на границе регионов (восьмиполосные), находятся в ведении территориального отдела Брединского лесничества – например, лесополоса между Кизильским районом и соседним Башкортостаном. Те, что находятся в районе, – собственно говоря, ничьи. Отсюда и отношение.

Эту проблему на встречах поднимает лидер ветеранского движения района М.Г. Хамитов. Обозначил он её и перед главой региона, когда тот приезжал в Кизил в январе 2020 года. Знают о ней практически все – ведь глаза не врут.
— При создании лесополос часто сажали карагач (вяз мелколистный), — говорит ведущий специалист отдела сельского хозяйства управления экономики и с/х администрации района Е.М. Карсаков. — Он неприхотлив, растёт быстро. Но так же быстро и отмирает.

Эту картину мы можем видеть, когда едем из Кизила в Сибай. Берёза более долговечна – стоит стройными рядами вдоль дороги на Покровку и в других направлениях. Но и тут существует проблема, о которой нам рассказал исполнительный директор ООО «СП Южное» С.И. Выдренков.

— ЛМС использовал в своей работе научно обоснованный подход: большие площади согласно проектам делились на участки определённого размера и конфигурации, учитывались территориальные границы – не только между регионами, но и между хозяйствами. Они препятствовали ветровой эрозии, способствовали влаго- и снегозадержанию, почва в итоге становилась плодороднее и давала хороший урожай. Благодаря рукотворным лесам расширялась кормовая база для животных, на деревьях гнездились птицы, то есть и флора, и фауна этих мест становились богаче. Потом, когда ЛМС прикрыли, лесополосы передали хозяйствам. Разведением они не занимались, но, по крайней мере, присматривали – убирали сушняк и т.д. В девяностые же, когда совхозы развалились, всё оказалось нужным, всё прибрали: и технику, и склады. А кому нужны лесополосы?

Так и получилось, что сегодня они не просто хиреют и отмирают – им активно в этом помогают. Приезжают, почти не прячась, выпиливают среди дня берёзу, сосну, лиственницу. В лесополосах зияют прогалы, страдает экосистема. При этом нарушителям даже предъявить нечего. Ведь воруют у кого-нибудь. А здесь у кого? Ну прибудет участковый, сделает им внушение. А они соберутся – и в другое место, по соседству, метнутся.

За «своими» лесополосами, что опоясывают их поля, работники «Южного» стараются следить, говорит Сергей Иванович. Убирают валежник, смотрят, чтоб деревья не выпиливали. Но чтобы обновлять их – для этого в хозяйстве нет ни материала, ни технологии. Всё же эти полномочия нужно передать лесничествам – чтобы у них было право на контроль, чтоб, если надо, могли привлечь людей к ответственности. Но увы – на сегодня в территориальном отделе Брединского лесничества работают два человека, при том, что когда в штате было до 60 сотрудников. Какой уж тут присмотр?..

Альбина БАЙГИЛЬДИНА, корреспондент.

2 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии