Кем ты был, Иван Фалезов?

Эти два материала о жителе села Обручёвка начала XX века Иване Александровиче Фалезове мы получили почти одновременно.

Автором первого стала заведующая Обручёвским клубом Людмила Никульшина, второй написал историк-краевед, автор «Книг памяти», посвящённых памяти жертв политических репрессий, Геннадий Васильев. С его слов, он «предпринял попытку подойти к одному событию с позиций пострадавших от политических репрессий. Подобные события происходили практически в каждом селе, районе, городе…».

Изложенное может служить ярким примером того, сколь противоречивой может быть история даже одного государства, как по-разному можно преподнести события давно минувших дней. Выводов не будет – у каждого они свои. Кроме, пожалуй, одного: уважительное отношение к истории страны – это и мудрость, и необходимость. Ведь изменить всё равно ничего нельзя.

История первая

Девяносто лет назад в селе Обручёвка был убит первый комсомолец, партийный деятель Иван Александрович Фалезов. Кем он был? Иван родился в 1897 году здесь же, в Обручёвке. Его отец был станичным фельдшером, жил бедно, имея лошадёнку и корову. И хотя его заработок не обеспечивал семью, дополнительных доходов не было. От частого недоедания Ваня болел, но с малых лет тянулся к учёбе, к музыке. Медпункта в то время в селе не было, лекарств не хватало, но люди всё шли и шли к Александру Николаевичу за помощью. Иногда по нужде он вместо порошка давал больному мелко истолченный мел и внушал, что это победит болезнь. Удивительно, но порой помогало. И всё же люди часто болели и умирали. «Ну, слава тебе, Господи, ещё один отмучился», — было обычным напутствием покойному бедняку.

Много народу бывало в доме Фалезовых, и каждый нуждающийся рассказывал что-либо о делах, о своих нуждах, сетовал на порядки. Иван прислушивался к этим разговорам, приглядывался к людям, хотя и знал всех в лицо. Он научился правильно понимать человека и находить подход к каждому. Как облегчить положение крестьян-земляков, кто виноват в столь трудной и беспросветной жизни? Эти и многие другие вопросы рано встали перед деревенским пареньком. Искусный гитарист и балалаечник, он по вечерам собирал вокруг себя парней и девчат. То грустные напевы, то лихой перепляс плыли над вечерним селом. У самого же затейника было смутно и тревожно на душе. Не веселить молодёжь надо, а поднимать её на борьбу – плохую жизнь гитарой не перестроишь. Тем более что по селу стали ходить слухи о стачках, забастовках и восстаниях рабочих.

После смерти отца Иван был не в состоянии прокормить себя и мать и пошёл в батраки гнуть спину на местных богатеев. Обладая незаурядной памятью, он тогда уже слыл не только весёлым и энергичным парнем, но и знатоком множества пословиц и поговорок, острословом и «прямиком», который может резко и бесстрашно говорить с власть имущими, да и по характеру решителен и храбр. Бывший бедняк, он сразу же поверил в советскую власть, в числе первых в районе вступил в комсомол. И тот взрастил его, привёл в Коммунистическую партию. Иван стал первым секретарём партийной ячейки и избачом (как тогда называли заведующих избой-читальней).

Пламенный оратор, Иван Александрович был неумолим на собраниях. Плохо и неуютно чувствовали себя те, кого он изобличал. В тридцатые годы он организовал молодёжь и селян на решение главной задачи – создание колхоза. Находясь в гуще дел, Иван не обращал внимания на звучавшие в свой адрес угрозы. Не раз в его окна летели камни, палки, ему подбрасывали анонимки с угрозой расправы: «Твоя жизнь стоит три копейки. Рано или поздно мы всё равно тебя убьём». Но тот продолжал работать с людьми.

После окончания Гражданской войны сельчане выдвинули его на пост председателя сельского правления. Хорошо понимая, что знаний не хватает, Фалезов в течение года закончил партийную школу в Челябинске, организовал товарищество – мастерскую преобразований коллективного труда, создал актив, ходил по дворам и беседовал с людьми. Вопрос о создании колхоза встал уже остро, и зимой 1929 года большинство бедняков вступили в коллективное хозяйство, назвав его «Объединение», но впоследствии переименовав в колхоз имени Кирова. Председателем единогласно избрали Ивана Красавина, коммуниста с 1918 года, секретарём партячейки – Ивана Фалезова.

Но враг был коварен и опасен. Парторг и организатор колхоза был предательски убит из-за угла в тёмную февральскую ночь 1931 года. В него стреляли из обреза волчьей картечью. Стреляли в упор, боясь промахнуться, по дороге из избы-читальни. Он обернулся и увидел убегавшего бандита, а дома успел прохрипеть: «Мама, в меня стрелял… Как жить хочется… Я хотел убедить их…». По воспоминаниям односельчан, совершил это убийство кулак Моськин.

Продолжить дело брата решила его сестра – Александра Александровна Фалезова-Бердникова, комсомолка с 1920 года, член партии с 1931 года. Закончив рабфак, она долгое время работала в советских органах, учительствовала в Кизиле. Больше полувека была она в строю коммунистов, в строю активных борцов за социализм. По приезде в Обручёвку к родственникам Гарейновым её часто приглашали в школу на встречу с детьми. Умерла Александра Александровна в 1983 году, похоронена в Кизиле.

Брата же её похоронили в самом сердце Обручёвки, на площади, установив на могиле памятник, увенчанный пятиконечной звездой. А в семидесятые прах перенесли в парк Победы.

История вторая

В декабре 1930 – феврале 1931 года были арестованы шесть жителей Обручёвки: Николай Васильев, Пётр Киселёв, Степан Клюшин, Константин Корольков, Александр Крымов и Алексей Пушкарёв (их имена войдут в 13-й том «Книги памяти»).

Ровно 90 лет назад, в ночь с 7 на 8 февраля 1931 года, произошло убийство секретаря обручёвской ячейки ВКП(б) и заведующего избой-читальней Ивана Александровича Фалезова, назначенный на эту должность в мае 1930 года. Он проживал с матерью в селе Обручёвка, в пятистенке по улице Советской. По тем временам, это был добротный и просторный дом. В начале 1920-х годов он сдружился со Степаном Клюшиным, но если Степана в партию большевиков приняли в 1919 году, то Ивана – только в 1928-м. Правда, в 1930 году Клюшина исключили из членов партии за «правый уклон». Когда же на допросе его спросили, за что, он ответил: «для мня одинаково, что правый, что левый уклон, я ничего о том не знаю…». Но до событий 7 февраля 1931 года произошло ещё одно: в ночь с 23 на 24 декабря 1930 года в окно дома Фалезова влетел килограммовый камень. Утром на место происшествия прибыли начальник РО милиции Фомченко, сотрудник РО ОГПУ Денисов, составили акт. В своих показаниях «пострадавший» указал имена и фамилии тех, кто мог это сделать. До убийства оставалось 44 дня, в которые арестовывают пятерых из шести названных подозреваемых. После убийства Фалезова продолжались допросы не только арестованных, но и свидетелей. Конкретных доказательств, в том числе вещественных, не было. Так кто же мог совершить убийство и за что? Корольков и Клюшин арестованы 24 декабря 1930 года, Пушкарёв – 27 декабря, Васильев – 14 января, Киселёв – 7 февраля, Крымов – 8 февраля. Получается, что из вышеперечисленных совершить преступление мог только Крымов. Все арестованные состояли в родственных отношениях между собой.

Клюшин Степан Фомич

Корольков Константин Петрович

Крымов Александр Владимирович

Пушкарев Алексей Иванович

Щербаков Тихон Петрович

Киселёв Пётр Иванович

Приведу некоторые выдержки из протоколов допросов арестованных и свидетеля.

Обвиняемый А.В. Крымов, допрос от 28 декабря 1930 года: «…зашёл разговор, что у нас в Обручёвке имеются коммунисты-активисты, благодаря которым многих арестовали, раскулачили и выселили, лишили права голоса. Главным виновником стал Фалезов-избач…».

Обвиняемый С.Ф. Клюшин, допрос от 28 декабря 1930 года: «…обсуждали, что больше всего раскулачиванием и выселением занимается Фалезов. Я спрашивал, зачем в партию приняли Ивана Н., именно он в 1921 году убивал батраков, которые без спроса брали хлеб у зажиточных, чтобы дети их не умерли от голода…».

И таких доказательств можно приводить множество.

21 сентября 1932 года арестованным вынесли приговор по ст. 58-10 УК РСФСР: Пушкарёв пошёл по этапу в концлагеря на пять лет, Клюшин на три, Киселёв и Крымов на два, Корольков и Васильев на пять лет, но этот срок заменён высылкой вместе с семьями на север Урала по второй категории.

Почти одновременно, в течение всего 1930 года, были арестованы ещё несколько обручёвцев, противников колхозного движения. Подробно об их судьбе написано в седьмом томе «Книги памяти». Это Андрей Иванович, Иван Григорьевич и Григорий Михайлович Васильевы, Тихон Петрович Щербаков, Василий Владимирович Борисов, Николай Аркадьевич Сгибнев, Иван Степанович Гарейнов… и это неполный перечень жертв политических репрессий.

Прошло 90 лет со дня гибели Ивана Фалезова. Так кем же он был?..

Геннадий Васильев готов оказать помощь в восстановлении вашей семейной родословной. Связаться с ним можно, написав ему в социальных сетях или на адрес электронной почты vga1955@list.ru.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии