Жизнь на карантине

Все мы разные, и потому по-разному переживаем период вынужденной самоизоляции.

Особенно тяжело она даётся людям непоседливым, общитель­ным, привыкшим к частой смене обстановки. Поэтому одни спокой­но валяются на диване с гаджетом в обнимку – «наконец-то никуда идти не надо!», а другие не могут примириться с ограничением сво­боды из-за коронавируса: «мы не совершали ничего противозакон­ного, чтобы сидеть взаперти».

А как проводят дни карантина наши земляки?

Александр, 40 лет:

— Да больше раздули с этим виру­сом. У нас каждый год ОРЗ, ОРВИ, грипп, и школы на карантин также закрывали… Так и людей болело сколько! Сотни! А тут три десятка на всю область. Очень мала веро­ятность встретиться с носителем, тем более теперь, когда первых переносчиков выявили и контакт­ных с ними тоже. Я поначалу вроде остерегался, а потом надоело. Это ж сколько масок надо купить! Да они, я слышал, и не спасают от это­го вируса, к тому же в аптеке закон­чились. Так что будем надеяться на наше уральское здоровье и русское «авось пронесёт».

Наталья СЫЧЁВА, п. Новый:

— У нас тоже все сидят дома. Вы­езжаем только в магазин за про­дуктами. Мы обычно отовариваем­ся, как получим пенсию, в магазине посёлка Путь Октября, который принадлежит предпринимателю Вере Геннадьевне Никифоровой. Так вот, были приятно удивлены, когда очередная закупка обошлась нам намного дешевле. Набор про­дуктов вроде тот же, а заплатили чуть не в полтора раза меньше. Мороженое стало дешевле, хлеб, другие товары. Хорошо, что в такое тяжёлое время она думает о нас, простых людях. Спасибо ей за это!

Сергей, 50 лет:

— У нас, например, посёлок ма­ленький, никто за границу не ездил, контактных нет. Так что пока живём обычной жизнью. Во дворе дел полно, хозяйство. Нам болеть никак нельзя. На кого это всё оставить? А для профилактики используем на­родное, проверенное средство.

Сергей Николаевич, заведую­щий отделом районной админи­страции:

— У меня в карантин работы толь­ко прибавилось — все дни в кабине­те, с 8 до 5, а по выходным ещё и дежурить приходится. Принимаю письма, даю ответы, участвую в видеоконференциях по темам по­жарной безопасности, паводка, коронавируса. Жена тоже ходит на работу. Как защищаемся? Ма­ски надеваем, чаще моем руки и делаем уборку в доме. На этой не­деле приезжали из Магнитогорска специалисты, проводили дезин­фекцию администрации, пожарной части, больницы.

Сергей Николаевич, заведую­щий отделом районной админи­страции:

— У меня в карантин работы толь­ко прибавилось — все дни в кабине­те, с 8 до 5, а по выходным ещё и дежурить приходится. Принимаю письма, даю ответы, участвую в видеоконференциях по темам по­жарной безопасности, паводка, коронавируса. Жена тоже ходит на работу. Как защищаемся? Ма­ски надеваем, чаще моем руки и делаем уборку в доме. На этой не­деле приезжали из Магнитогорска специалисты, проводили дезин­фекцию администрации, пожарной части, больницы.

Татьяна, работающая пенсио­нерка:

— Вот прямо хочу сказать огром­ное спасибо Путину за нежданные каникулы! Нас всех, кому за 60, отпустили с работы домой. В этом возрасте уже достаточно своих бо­лячек, поэтому приятно, что о нас в этот период проявили особую заботу. Я и обычное-то ОРЗ мигом подхватываю, а тут коронавирус. Первую неделю буквально наслаж­далась покоем, так как дети тоже сидят у себя дома. Переделала кучу дел, сделала перестановку в кухне, спала и кушала когда и сколько хо­тела. С подругами и родственника­ми общались только по телефону и по скайпу. Конечно, уже очень соскучилась по всем, особенно по внучкам.

Татьяна, работающая пенсио­нерка:

— Вот прямо хочу сказать огром­ное спасибо Путину за нежданные каникулы! Нас всех, кому за 60, отпустили с работы домой. В этом возрасте уже достаточно своих бо­лячек, поэтому приятно, что о нас в этот период проявили особую заботу. Я и обычное-то ОРЗ мигом подхватываю, а тут коронавирус. Первую неделю буквально наслаж­далась покоем, так как дети тоже сидят у себя дома. Переделала кучу дел, сделала перестановку в кухне, спала и кушала когда и сколько хо­тела. С подругами и родственника­ми общались только по телефону и по скайпу. Конечно, уже очень соскучилась по всем, особенно по внучкам.

Ольга, салон связи, 25 лет:

— У меня карантина как такового и нет: несколько дней посидела дома и вышла на работу. Но успе­ла хорошенько выспаться. Ещё накупили с дочкой вкусняшек, смотрели добрые фильмы по ве­черам. Начала генеральную убор­ку, но так и не закончила – вызва­ли на работу… Стала ценить свою жизнь, больше времени уделять дочери, маме. Поддерживаем друг друга. Мама шьёт мне маски для работы.

Елена, 28 лет:

— Несмотря на то, что всё сей­час закрыто на карантин, в том числе и наш фитнес-клуб, куда мы ездим заниматься, я про­должаю тренировки дома, не выхожу из спортивного режима. Ещё стараюсь баловать себя при­ятными женскими радостями, делаю обёртывания, маски, мас­саж и другие процедуры по ухо­ду за собой, словом – готовлюсь к летнему сезону, чтобы быть на высоте. Также занимаюсь само­развитием, медитирую. Стара­юсь хотя бы раз в день выезжать на своём автомобиле за Кизил, на природу, просто подышать в безлюдном месте, так как это не­обходимо и для здоровья, и для душевного равновесия. Стара­юсь оставаться спокойной, когда вокруг все на нервах, радуюсь первым цветам, весеннему сол­нышку и теплу. Ну, и продолжаю работать по «удалёнке».

Виктор, таксист:

— Да не верю я ни в какой коро­навирус! Надо было кому-то, чтобы разобрали весь залежалый товар.

Полина ЖУКОВА, бывший кор­респондент «Кизильского вестни­ка», г. Москва:

— Ещё в начале марта многие скептически отнеслись к возмож­ной пандемии в Москве. Я же ре­шила уезжать к родителям в Кизил, как только ситуация начнёт усуглу­бляться. Паника стала нарастать с увеличением количества заболев­ших. Если в регионах это был при­рост 1-2 человека в день, то здесь 50-100.

Первый звоночек – закрыли шко­лы. Хотя многие дети продолжали до полного карантина посещать об­разовательные центры, в одном из которых я и работаю.

Когда руководство перевело всех сотрудников на дистанцион­ный режим, уезжать на Урал было уже поздно: у меня начался сухой кашель. Однако других симптомов не было. Я была наслышана от зна­комых, что анализ делают далеко не всем. Поначалу это были те, кто приехал из-за границы, потом и те, у кого присутствовали все призна­ки заболевания. Я поняла, что мой кашель явно не достаточный по­казатель для вызова медицинско­го работника, поэтому дождалась, пока появятся платные анализы в частных клиниках. Но и его мне де­лать отказались, ссылаясь на то, что такой тест предусмотрен исключи­тельно при отсутствии симптомов болезни, и отправили с кашлем в больницу по месту жительства. Вот такой замкнутый круг: для стан­дартного анализа симптомов мало, для платного – много. Остаётся только лечить кашель обычными средствами и следить за самочув­ствием.

С 30 марта в Москве закрылось абсолютно всё. Я гуляла по центру в последний предкарантинный день, и уже не работало ни одно заведе­ние. Несмотря на множество шуток о том, как люди «затариваются» греч­кой и туалетной бумагой, никаких из­менений на полках продуктовых я не заметила. А вот маски и антисептики в аптеках разобрали сразу.

С начала месяца я выхожу из дома только за продуктами. На улицах пустынно, как в новогодние праздники. Нам с котом живётся хорошо. Мой рабочий график не изменился: так же веду уроки. Кот привычно охотится на голубей за окном. Он вообще у меня по жиз­ни «на карантине» сидит. Перио­дически появляются слухи о том, что вводят пропускную систему в метро. А ещё во всех СМИ пугают штрафами тех, кто нарушает пра­вила самоизоляции, и даже пишут о случаях задержания. Однако из моих знакомых, которые свобод­но передвигаются по Москве, ещё никого не остановили. Возникает ощущение, будто все принятые меры работают только для устра­шения народа.

Это, конечно, не отменяет того, что необходимо соблюдать прави­ла безопасности. На последнем за­нятии один из учеников рассказал, что от коронавируса умер его друг. И это молодой парень, к слову! Он жил один и отказался от госпитали­зации, надеясь переболеть дома. Родители нашли его уже мёртвым. Не доводите ситуацию до такого, берегите себя и своих близких.

А мой кашель прошёл. Возмож­но, это была простуда. Теперь жду мая как начала новой жизни.

На фото: Мы с котом вдвоём выйдем на балкон…

Анна ЖУКОВА, Испания:

— В Испании конца карантина пока не видно. Уже пошла чет­вёртая неделя, как испанцы, из­вестные своей любовью к барам и гуляньям, вынуждены сидеть по домам. При входе в супер­маркет необходимо воспользо­ваться антисептиком или надеть перчатки. И даже в очереди не приближаться друг к другу бли­же, чем на 1,5 метра.

Официально страна находит­ся в состоянии чрезвычайного положения, поэтому ходить без специального документа можно только в близлежащие супер­маркеты и аптеки. Тем людям, которые, несмотря на карантин, вынуждены работать, требует­ся разрешение, иначе за неле­гальное передвижение по го­роду можно получить штраф от 100 евро (8200 рублей) или до 1 года лишения свободы. Так, уже в первый день карантина оштрафовали 141 человека, а во второй – около 2000 незаконо­послушных жителей Испании. И эти меры, с моей точки зрения, вполне оправданны, так как чис­ло заражённых растёт: только за последние сутки заразились 6000 человек, а умерли 757.

На фото: Стоя в очереди в супермаркете, жители Испании соблюдают рекомендованную дистанцию.

Коронавирус в Испанию при­шёл внезапно. В феврале ещё было всё спокойно, а в марте на­чался резкий рост заболевших в Мадриде и Каталонии. Я даже не думала, что это дойдёт и до Ва­льядолида – города, в котором живу я. 13 марта я со спокойной душой купила билет в Барсело­ну: хотела съездить на выход­ных к друзьям. Однако уже на следующий день объявили, что Каталонию закрывают, а с 16 марта вводят карантин по всей стране. Конечно же, я никуда не поехала, и билет пропал. Девоч­ки, которые снимают комнаты вместе со мной, сразу же уехали к родителям в деревню, а я оста­лась одна в 5-комнатном доме. Особенно угнетает тот факт, что на улице сейчас 20 градусов и погода по-испански солнечная, а гулять запрещено, и непонят­но, когда отменят эти запреты.Каждый вечер в 20.00 в моём районе включается музыка, а за ней следуют аплодисменты со всех балконов в округе – в честь медицинских работников, кото­рым сейчас приходится непро­сто. Иногда раздаётся громкий звон: испанцы бьют ложками по кастрюлям (исп. cacerolada), выражая своё недовольство ме­рами, которое принимает пра­вительство в борьбе с коронави­русом.

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии