К 70-летию Победы: военное детство Кати Даниленко

 

 

Дети войны — это наши с тобою родители.

Дети войны, не снискавшие звезд победителей.

Не было им ни регалий, ни воинских почестей,

Но до земли поклониться сегодня им хочется.

(Н. Смирнова)

Екатерина Ивановна Шнурова (Даниленко)

Я вновь и вновь возвращаюсь к биографии моей мудрой учительницы, доброго, искреннего и трудолюбивого человека – Екатерины Ивановны Шнуровой. Жизнь этой замечательной женщины очень богата событиями – и трагическими, и радостными. В ней, как в зеркале, отражается судьба уходящего от нас поколения…

Сегодня я предлагаю вам рассказ о том, как девочка-подросток пережила годы войны. Рассказ получился не только о детстве Кати Даниленко (девичья фамилия Е. И. Шнуровой) и её ровесников, но и о страницах истории Кизильского района.

Участники тимуровского движения

Когда началась война, большая семья Даниленко – мать, отец, бабушка, дедушка, Катя и два  её младших брата, Володя и Коля, — жила в селе Кизильском. В 1941 году Катя пошла в четвёртый класс. В те годы было широко распространено тимуровское движение. Катя была активной участницей тимуровской команды, которой руководила Анастасия Андреевна Баранова. Как и гайдаровские тимуровцы, кизильские ребятишки узнавали адреса семей погибших на фронте красноармейцев, прикрепляли к калиткам красные звёздочки и помогали этим семьям всем, чем могли – носили воду, поливали огороды, заготавливали хворост.  Причём, старались всё это делать незаметно.

Даниленко Катя, Коля и Володя. 1642 год.

С 1942 года, когда Катя перешла в пятый класс, начало учебного года перенесли на 1 октября, потому что дети, наравне с оставшимися взрослыми, работали в полях, на огородах, на заготовке дров и корма животным на зиму. 

Враг не пройдёт!

  С первых же дней войны к борьбе с врагом начали готовиться все – от мала до велика. И это не просто громкие слова – в этом была необходимость. Военное дело в школе начинали изучать с 5 класса. Военруком в Кизильской школе в те годы был Вахит Изманович Косенкулов (так запомнила имя учителя Екатерина Ивановна), солдат, демобилизованный по ранению. 11-летние дети не только занимались строевой подготовкой, но и изучали устройство винтовки, гранаты, пулемёта. После теоретической подготовки ученики шли на стрельбы. Стреляли боевыми патронами из винтовки. Маленьким детским рукам обычно не хватало сил крепко держать оружие, поэтому отдача после выстрела сильно била в хрупкие плечи. Но стреляли все. И все готовы были бить врага до победного конца.

С наступлением зимы уроки военного дела проходили 2 раза в неделю по 4 часа. Так много времени отводилось на эти уроки потому, что дети на лыжах уходили в поле, за реку Урал. Там тренировались «разведчики» – ученики под руководством военрука рыли окопы, маскировались, наблюдали за «врагом». Всё было всерьёз! Как вспоминает Екатерина Ивановна, дети сообщали о своих наблюдениях «командиру». Например, если проезжали лошадиные упряжки, докладывали: «Прошёл вражеский обоз»… Дети лежали в таких «засадах» по 2-3 часа. Иногда ноги к сапогам примерзали. Но никто не жаловался. Все знали – нашим солдатам  на полях сражений во сто крат тяжелее, поэтому надо быть выносливыми и готовиться к фронтовым трудностям с детства. Наука не была напрасной – в последние годы войны  уже 15- летние школьники отправлялись на фронт на смену павшим в боях отцам и старшим братьям.

Всё преодолели

 

Несмотря на то, что голодным ребятишкам подчас не в чем было ходить в школу, учиться стремились все. А ведь не было ни чернил, ни бумаги. Чернила делали из сока свёклы, из сажи. В классе было очень холодно и пузырьки с чернилами дети прятали за пазуху, чтобы они оттаяли. Электричества в домах в годы войны не было, поэтому уроки Кате приходилось делать или на подоконнике при свете луны или сооружать самодельный светильник – поджигать кусочек ватки, обмотанный ниткой и пропитанный конопляным маслом. 

В те годы у детей была огромная тяга к чтению. Но книг в библиотеке было мало, поэтому устраивали громкие читки – собирались всем классом и читали вслух по очереди. Находили ребята время и силы и на занятия в кружках художественной самодеятельности – классные руководители разучивали со своими подопечными стихи, песни, танцы. В 1943 году даже был организован школьный хор.

Я спросила Екатерину Ивановну: «В какие игры тогда играли дети?» В ответ услышала: «Когда же нам было играть? Всё свободное от уроков время мы были заняты работой». И Екатерина Ивановна рассказала, как  в тёплое время года дети дежурили на пожарных каланчах (в то время почему-то часто горели посевы), собирали и сушили на зиму ягоды, травы, коренья, ухаживали за огородами, работали на прополке посевов зерновых в колхозе имени Ленина и в совхозе «Уралец». Весной собирали из-под растаявшего снега опавшие осенью колоски, семена подсолнечника. Делать это было небезопасно – объездчики  гоняли детей с поля. Но даже под страхом наказания дети продолжали выходить в поле, ведь у многих из них на столах не было хлеба по нескольку дней. Чтобы хоть немного заглушить постоянное чувство голода, жевали жвачку, сваренную из берёзовой коры. Что помогло выжить? Екатерина Ивановна отвечает так: «Да, была разруха, голод, холод. Но люди были дружными, сплочёнными. И у нас была уверенность, что мы всё преодолеем!»

Маленькая хозяйка заезжего дома

В 1942 году домашней работы у Кати добавилось – совхоз «Уралец» нанял подворье семьи Даниленко для заезжего двора. В те годы в Кизиле гостиницы не было, а в командировки в райцентр часто приезжали учителя, рабочие, служащие конторы. Как вспоминает Екатерина Ивановна, нередко совхозный кассир оставлял у них дома целые мешки денег и шёл по своим делам. А Катя оставалась сторожить эти мешки. Всех приезжающих, которые иногда жили в доме Даниленко по 7 дней, нужно было накормить, уложить спать, присмотреть за лошадьми. А для этого принести воду, дрова для печки. Основная работа по содержанию заезжего дома легла на плечи 13-летней девочки – отца забрали на фронт ещё в сорок первом, мама и дедушка были постоянно на работе в колхозе, братья слишком малы для помощников, а бабушке тяжёлый труд был уже не под силу. Поэтому Кате не до игр было – успеть бы приготовить уроки и поспать хоть чуть-чуть. Конечно, работы было очень много, и справляться с ней Кате было непросто. Но девочка получала от совхоза за свой труд продовольственные карточки и почти 30 рублей в месяц – а это было в те голодные годы очень хорошим подспорьем для большой семьи. Кстати, дом, построенный семьёй Даниленко, стоит в Кизиле до сих пор, под номером 36 на улице Ленинской.

Просто они умели ждать

 

Екатерина Ивановна хорошо помнит день 9 мая 1945 года. С утра светило яркое солнце. И вот в 8 часов утра из динамика-тарелки раздался торжественный  голос Левитана… Победа!!! Люди выбегали на улицу, плакали, кричали, обнимали друг друга, поздравляли. Шли дни и недели, начали возвращаться домой солдаты. Их встречали всем Кизилом. Люди радовались друг за друга, и каждый ждал возвращения своего, родного солдата. Ждала и семья Даниленко, хотя от отца Кати не было вестей все годы войны. Знали только, что в1942 году Иван Григорьевич был направлен в район Керчи и там получил ранение. Но родители, жена и дети верили, что он жив и ждали его возвращения. И чудо произошло – когда надежды почти не осталось, отец Екатерины Ивановны вернулся домой. Как оказалось, тяжело раненым он попал в плен, и до окончания войны находился в бельгийском лагере военнопленных. В числе других узников лагеря Иван Григорьевич был освобождён войсками союзников и отправлен на Родину. Потом почти год длилась проверка бывшего военнопленного «на благонадёжность». Наконец,  все эти тяжелейшие испытания были позади, и в июне 1946 года Иван Григорьевич Даниленко вернулся домой…

С тех пор прошло почти 70 лет. Но Екатерина Ивановна хранит в своей памяти каждый из прожитых военных дней. Дней детства, украденного той страшной войной. 

Н. ПОПОВА, 

посёлок Гранитный.

Фото автора и из семейного архива Е. И. Шнуровой.

 

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии